Хозяин "Титановой долины"

Он создал на Урале уникальный медцентр для простых россиян.

    Долларовый миллионер в прошлом, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, инженер-металлург Владислав Валентинович Тетюхин неожиданно для всех продал долю своих акций совладельца титановой корпорации и "спустил" все деньги на медицину...

    Его нельзя назвать олигархом. Уральский меценат, купивший свою мечту, не был владельцем заводов, газет, пароходов, не спекулировал ваучерами, не приватизировал задарма природные богатства, не качал нефть. Таких людей с самобытным характером Василий Шукшин называл чудиками. Коренной москвич Тетюхин около 60 лет проработал в уральской глубинке. А деньги для него – лишь способ достижения цели.

Владислав Валентинович Тетюхин

Владислав Валентинович Тетюхин

    В свои 83 года Тетюхин бегает по этажам, несмотря на то, что в его правой ноге стоит титановая пластина из металла, сваренного на родном заводе. Каждое утро Владислав Валентинович влёгкую 50 раз отжимается от пола. Заядлый горнолыжник (встал на лыжи в 49 лет) и фанат живописи морщится, когда его называют меценатом. Хотя на личные средства (3,3 млрд руб.) в Нижнем Тагиле создал, построил и оснастил клинический лечебно-реабилитационный Центр эндопротезирования, не имеющий аналогов в России.

    Проект, разработанный немецкими специалистами, с первого колышка до первой операции, возвели в рекордные сроки – за 2,5 года. Космические планы уральского чудака не совпадали с личными финансовыми возможностями, и, когда на запуск мечты ему не хватило средств (просто кончились свои деньги), Тетюхину помогли местные власти. Так было создано частно-государственное партнёрство.

    Вот уже почти два года в центре получают оперативно высокотехнологичную помощь по полисам ОМС обычные пациенты, не только из Свердловской области, но и из соседних регионов. С начала работы уникальные специалисты провели около 8 тыс. операций на опорно-двигательном аппарате и 5 тыс. – на органах малого таза и лор-органах больных всех возрастов (детей здесь не лечат). На шести гектарах созданы доступная среда для колясочников, гостиница для приезжих, дома для врачей.

    Конечно, в "тетюхинский рай" мечтают попасть со всей страны. Но работающая только второй год клиника страдает хронической нехваткой пациентов. До сих пор она не имеет федерального статуса и, соответственно, федеральных льгот. И, если не произойдёт бюрократическая перезагрузка и ситуация не изменится, центр может прекратить своё существование...

Сам заработал – сам потратил

    По жизни у Тетюхина это не первый экономический кризис, сквозь который он пробивается, словно трава через асфальт. В 90-е, став гендиректором титановой корпорации, он вытащил родной завод на мировой уровень.

Поддержка государства

    – В лихие 90-е я просыпался ночью в холодном поту, не зная, чем платить зарплату рабочим – 22 тыс. из 50 тыс. жителей Верхней Салды. Заказы на титан сократились в 30 раз, и мы были вынуждены делать всё, что можно продать, – какие-то колёса, посуду, лопаты, – рассказывает он о тех временах.

    Первый свой международный контракт завод заключил с корпорацией "Боинг" в 1998 г. на 16% поставок титана. Когда в 2001 г. террористы взорвали в США международный торговый центр, американцы сократили поставки титана. У завода был контракт, по которому в этом случае можно получить неустойку. Многие компании так и поступили, а мы заявили "Боингу", что своих партнёров в беде не бросаем, и наш процент поставок стал повышаться до 50% от потребности корпорации в нашем титане.

    А когда в заводском городе вспыхнул детский гепатит, руководство "Боинга" закупило в Европе лекарство и поставило его своим самолётом на Урал.

    – Почему вы решили вложить личные средства в медицину? Это акт гражданского пожертвования личным капиталом или чудачество богатого человека?

    – Да, я романтик, но реальных дел (смеётся). Медицина привлекала давно. А решение я принял на хирургическом столе, когда мне в немецкой клинике в ногу "внедрили" титановый имплантат из нашего родного металла. И конечно, меня поразил их современный медцентр. А чем мы хуже?

    (Имплантаты из уральского титана стоят у Алексея Ягудина, Евгения Плющенко. И они же катаются! А уральские бабушки в деревне воду носят, дрова колют, кряхтят от боли, а куда обратиться – не знают! И откуда старушка возьмёт на операцию сумасшедшие деньги? Например, в Гамбурге операция на суставах стоит 16 тыс. евро, в Москве 300-500 тыс. (это без полиса ОМС). А здесь всё рядом и за счёт бюджета (для жителей Свердловской обл.). Но клиника готова принимать больных со всей России – рядом Поволжье, Сибирь, Дальний Восток. Это тоже своего рода импортозамещение. Если хотите, Тетюхин создал "титановую долину". – Прим. авт.)

"Не помидорами торгуем!"

    – Мощности вашей клиники загружены наполовину, 5 операционных стоимостью 10 млн евро каждая простаивают. В чём причина?

    – Наша клиника легко потягается с другими центрами (в Барнауле, Смоленске, Чебоксарах). И мы в 2015 г. сделали 2700 операций на опорно-двигательном аппарате – 60% того, что делают в каждой из этих клиник. Мы рассчитывали на пациентов из других регионов. Рассчитывали на господдержку, а попали в бюрократическую ловушку.

Есть современный медицинский центр и есть тысячи людей, нуждающихся в его услугах. Пока соединить всё вместе не получается.

Есть современный медицинский центр и есть тысячи людей, нуждающихся в его услугах. Пока соединить всё вместе не получается

    В 2015 году врачи наших мобильных клиник побывали в 95 населённых пунктах Свердловской обл., выявили 2,5 тысячи человек, нуждающихся в эндопротезировании тазобедренного сустава, для 850 пациентов выполнили это по ОМС. А остальным придётся ждать, так как для этого нет федеральных квот. 1000 пациентов мы прооперировали за 3,5 месяца.

    В своём письме к Президенту РФ руководство Свердловской области изложило проблему и попросило 3150 квот (по ОМС). Президент нас поддержал, но его поручение от 25 ноября 2015 г. до сих пор не выполнено. Вот это письмо с резолюцией Путина. И я не понимаю, какие ещё нужны аргументы!

    – Извините, но неприятный для вас вопрос. Как говорится, – на чужой роток не накинешь платок... В московских чиновничьих кругах близкие к медицине говорят, что ваша благотворительность мнимая. Какой вы меценат, если хотите подербанить бюджет?

    Тетюхин привстал на стуле, поморщился, по его лицу пробежала тень. Долго молчал и наконец выдохнул:

    – Так здесь же госказна в создание центра не вложила ни копейки. Строили титанщики в моём лице и регион, федеральный бюджет мы не щипали. Ну дайте нам хотя бы половину вложенных нами денег (стоимость проекта 4,9 млрд руб.). Мы же не помидорами торгуем, а лечим людей.

    – Вам обидно?

    – Мне непонятно! Я для всех, как вы сказали, чудак. На этапе строительства у нас побывала комиссия из Счётной палаты РФ. Посчитали, проверили, почти "на вкус" попробовали. Но не нашли ни копейки нецелевых расходов. Удивились, что у меня, уральского чудика, всё в порядке. Мы живём и работаем по совести – откатов не делаем, взяток не даём. Может, кого-то это и раздражает. Пока клиника развивается, мы в минусе. И какой у меня личный интерес? У уральцев я весь как на ладони. Все деньги мы вкладывали в развитие клиники.

    – У вас классная команда специалистов, собранная со всей страны, есть москвичи, украинцы. Их зарплата наверняка не нищенская?

    – Это не тайна – врачи здесь получают от 40 до 90 тыс. руб. Например, наш главврач получает высшую ставку. Моя зарплата ниже – 65 тыс. руб. Мне этих денег и пенсии хватает.

    – Живя в СССР, мы гордились не только созданием ядерной бомбы, но и гарантированной бесплатной медициной. Как нам сегодня поставить на ноги здоровье нации?

    – Вопрос сложный! Даже на Кубе – в не очень богатой стране – на медицину идёт 6-7% ВВП, у нас – 3,5%. Делайте выводы.

Владимир СВАРЦЕВИЧ, Нижний Тагил – Москва.

    Фото автора и пресс-службы медцентра.

    Литература: Газета "Аргументы и факты", №28, 2016 г., стр. 39.

 

 

Главная страница