Легенда комбината

    Михаил Иосипович Аршанский, советник управляющего директора НТМК, почетный гражданин Нижнего Тагила. Кандидат технических наук, заслуженный металлург РСФСР, обладатель почетного знака "За механизацию и автоматизацию в металлургии", автор более 20 изобретений. Аршанский награжден орденами Почета и Трудового Красного Знамени, медалью "За трудовую доблесть".

     

Михаил Иосипович Аршанский

Михаил Иосипович Аршанский

    Трудовую деятельность начал в 1956 году помощником мастера прокатного цеха НовоТагильского металлургического завода (впоследствии – НТМК). Работал на различных должностях в мартеновском, конвертерном цехах. Под его непосредственным руководством была спроектирована и построена первая машина непрерывной разливки стали в мартеновском цехе, а затем и современные МНЛЗ в конвертерном цехе. Кроме того, Аршанский принимал участие в строительстве коксовой батареи и цеха прокатки широкополочных балок.

Металлургическая романтика

    – Жил я на Вагонке, ездил в город на трамвае и видел из окна, как строятся доменные печи. Вот металлургическая романтика и запала в голову. Поступил в Уральский политехнический институт, специальность называлась "Механическое оборудование металлургических заводов", конкурс был четыре с половиной человека на место. Здесь стипендию платили чуть повыше и, главное, не лишали ее за тройку на экзамене, как на других факультетах. Не рисковал остаться без денег, а так как я жил, в основном, на стипендию, для меня это было существенно. Перед поступлением опасался, что не смогу все время учиться на пятерки и четверки: это ж все время зубрить надо было бы, в библиотеке постоянно сидеть… А как же студенческая жизнь?! Но постепенно втянулся и диплом защитил с отличием. Ребята поступили хорошие, вне конкурса шли фронтовики и иностранцы, у нас в группе учились китайцы и венгры.

    На комбинат я впервые попал ровно 60 лет тому назад, на студенческую практику. Завод был еще сравнительно молодой, существовал всего-то 15 лет, но все оборудование в очень плохом состоянии. Прокатный цех с листовым станом и паровой машиной эвакуировали в Нижний Тагил во время войны. Блюминг тоже до этого много лет отработал на Украине. Только рельсо-балочный цех был более-менее новым, он в 1949 году пущен. В дальнейшем завод развивался экстенсивно: росло количество агрегатов, но все они были не самыми современными: металлургия Советского Союза отставала от мировых лидеров. Первым прорывом был конвертерный цех в 1963 году.

    После окончания института встал перед выбором, где работать, рассматривал несколько вариантов: НТМК, Украина, область. Принял решение в пользу Нижнего Тагила, хотя преддипломную практику проходил в Запорожье. В то время на заводе "Запорожсталь" снимали фильм "Весна на Заречной улице". Был март, но почему-то очень холодно. С актерами Ниной Ивановой и Николаем Рыбниковым мы жили в одной гостинице и видели, как вечером они, замерзшие, возвращались и выпивали залпом по стакану водки, чтобы согреться.

За конвертер -спасибо Хрущеву

    – Наш комбинат был родоначальником очень многих современных производств в Советском Союзе. Первый бандажный стан построили у нас в 1937 году, затем – первый в стране конвертерный цех. Никита Сергеевич Хрущев, тогда первый секретарь ЦК КПСС, в 1960-е годы поехал с визитом в Австрию, где в городе Линц ему показали конвертер и он увидел, как сталь можно сварить за 30 минут. Хрущев родом из Донецка, знал, что там мартеновские печи тратят на тот же процесс по 8-12 часов, поэтому был очень поражен. Когда вернулся, устроил колоссальный разнос металлургам. Буквально в течение года был создан проект конвертерного цеха, и в Нижнем Тагиле началось строительство. Цех, конечно, сделали с большими ошибками, ведь нельзя было перенять опыт за рубежом, смотрели журналы и лепили из того, что было. В результате мы имели колоссальные проблемы в работе агрегатов. Больше года прошло, пока более-менее наладили производство.

    В 1968 году пустили первую в СССР машину непрерывного литья заготовок, после – первый широкополочный стан, первый колесопрокатный цех. Первые коксовые батареи-миллионники тоже у нас появились.

    Максимального производства стали, проката и чугуна НТМК достиг в 1987 году, но к началу 1990-х годов технологии морально устарели. У нас была только одна машина непрерывной разливки стали, но она погоды не делала, так как выпускала всего 300 тысяч тонн из 7 миллионов. Большая часть стали производилась в мартеновских печах, работали два блюминга, а это очень затратный процесс. Тогда и поняли: если срочно не начнем реконструкцию, просто погибнем – наш металл будет самым дорогим и самым некачественным.

Порядка больше, чем в Австрии

    – В 1991 году взялись за обновление, меня тогда из главных механиков перевели в заместители директора по реконструкции. Была принята программа, и в течение 1990-х мы сумели построить три МНЛЗ для конвертерного цеха, создали вторичную металлургию – металл доводился до кондиции не в конвертерах, а в других агрегатах, что позволяло получать сталь хорошего качества. Было принято решение о закрытии мартена, что позволило существенно улучшить экологию в городе.

Группа изобретателей кислородной фурмы, М.И. Аршанский сидит первый слева (подпирает рукой подбородок), 1963 г.

Группа изобретателей кислородной фурмы, М.И. Аршанский сидит первый слева (подпирает рукой подбородок), 1963 г.

    Сейчас качество и потребительские свойства тагильского металла – одни из лучших. Слябы, которые мы выпускаем, ценятся на мировом рынке, экспортируются во многие страны. НТМК получил сертификаты немецких и североамериканских железных дорог на колеса. Единственное, не смогли в должной мере реконструировать рельсобалочное производство, по разным причинам ЕВРАЗ отдал приоритет Сибири. Но и мы кое-что все-таки сделали.

    Комбинат сегодня – передовое предприятие. Коллектив добился того, что имеет самые низкие затраты на рубль товарной продукции среди всех предприятий России. Ни одно металлургическое производство не может похвастать такой рентабельностью. Душа радуется, что даже в такие тяжелые времена, как сейчас (цена на металл упала и т.д.), НТМК держится на плаву, регулярно выплачивается заработная плата и она сравнительно достойная. Вообще, комбинат очень хорошо выглядит. Недавно мы с Алексеем Владиславовичем Кушнаревым побывали в Линце, на том предприятии, которое в свое время так впечатлило Хрущева. Походили по территории и убедились, что, как ни странно, у нас чище и порядка больше.

Троих выделяю особо

    – Я работал с 11-ю директорами. На руководителей, в основном, везло, ведь директор такого предприятия – это, как правило, человек не случайный: тот, кто прошел большую производственную и жизненную школу.

    Троих выделяю особо. Первый – Анатолий Федорович Захаров, собиратель активов. Я, когда пришел на комбинат, он назывался НТМЗ – Ново-Тагильский металлургический завод, чисто металлургическая площадка. Коксохим, Огнеупор, завод имени Куйбышева и горняки были самостоятельными. В 1957 году Захаров объединил все эти предприятия в комбинат.

    Анатолий Федорович был весьма колоритной личностью: активно использовал ненормативную лексику, но никто на него не обижался, потому что всегда было за дело и от души. На производстве нельзя без крепкого слова. Представьте, в мартене сказать сталевару: "Василий Иванович, пожалуйста, не стой тут, а возьми лопату, набери магнезита и подальше брось его в печь". Как он отреагирует? Захаров был душа-человек, друзей – огромное количество. Настоящий русский мужик. У нас хорошо играла футбольная команда, а перед важным матчем вратаря забрали в армию. Быстренько забрили и отправили в Егоршино. Так директор связался с командующим округа, договорился и на вертолете слетал за вратарем, чтобы команда комбината играла в полноценном составе. Приземлились почти на стадионе, я был свидетелем. После этого авторитет Захарова взлетел до небес.

Запуск МНЛЗ на Новолипецком металлургическом комбинате, М.И. Аршанский – второй слева, 1974 г.

Запуск МНЛЗ на Новолипецком металлургическом комбинате, М.И. Аршанский – второй слева, 1974 г.

    Второй, конечно, Виктор Григорьевич Удовенко, я с ним проработал почти 25 лет. Еще когда в конвертер пришел, он был начальником, затем в мартене вместе трудились. Это тоже выдающийся директор, который всю жизнь отдал заводу, не считаясь ни со здоровьем, ни с семьей. Комбинат для него был главным, очень много сил отдавал ему, был беззаветно предан работе, два инфаркта получил на шестой доменной печи. Я видел, как он буквально с больничной койки убегал на завод. Вообще, Виктор Григорьевич – это целая эпоха на комбинате. Он и сделал НТМК мощным предприятием. Воспитал большое количество профессионалов, я тоже считаю себя его учеником. Он сыграл огромную роль и в моей судьбе, и в судьбах очень многих людей.

    Был очень требователен как руководитель, никаких поблажек никому не делал, а за проходной – душевный человек, хороший товарищ. К примеру, как-то сходил с ним на футбол, после вместе отдыхали. Ну все, мне море по колено, ведь был с начальником цеха! А утром на обходе Удовенко такой разнос мне устроил! Увидел, что где-то тряпка валяется, инструмент у слесарей не в порядке, еще что-то… Как он меня песочил! А потом сказал, чтобы я не путал производство и дружбу.

    Третий из этой плеяды – Сергей Константинович Носов. Это тоже легенда комбината. Вообще, все трое похожи, хотя жили в разное время и ситуация в стране была разная. Каждый – профессионал, два сталеплавильщика и доменщик. И Удовенко, и Носов – сталеплавильщики не просто по образованию, а по призванию и таланту. Когда шли споры по технологии при запуске конвертера, самый лучший рецепт давал Удовенко. Носов в том же конвертерном цехе тоньше и глубже всех знал процесс. Захаров – доменщик высочайшей квалификации, а ведь тогда приборов было гораздо меньше, многое делалось по наитию. И вот чутье у него было чрезвычайно развито, это тоже талант.

    Их роднит и беззаветная преданность своему делу. Носов одно время был руководителем двух заводов: нашего и ЗапСиба. Он три дня жил в Новокузнецке, в конце дня в среду летал в Нижний Тагил. Четверг, пятницу и субботу проводил на НТМК, в воскресенье летел в Москву и затем – снова в Новокузнецк. И так больше года! Кто еще мог выдержать такой режим?! Хорошо, когда чартер попадал, а чаще приходилось из Новокузнецка лететь в столицу, оттуда – в Екатеринбург. Или на машине 4-5 часов до Новосибирска, там рейс прямой. И это ведь не пара недель, это системная работа! Сергей Константинович всегда был в курсе всех дел, ежедневно проводил телефонные рапорты. Мы часто вместе ездили в командировки, так он телефон из рук не выпускал, все на НТМК звонил. Батарейки хватало часов до трех дня, потом он просил мой мобильный и работал дальше, потому что всегда должен держать руку на пульсе – такое свойство характера.

    Школа Магнитки воспитывает профессионалов и очень ответственных людей. Алексей Владиславович Кушнарев рабочий день начинает в 7 утра, объезжает цеха и раньше 9 вечера не уходит. В Москву часто вызывают, много летать приходится. Так что руководить предприятием – хлеб тяжелый, не говоря уже об ответственности. Алексей Владиславович – отличный профессионал, прошел путь от вальцовщика до управляющего директора, но его, кроме всего, отличает внимательное отношение к людям, поэтому его уважают в цехах комбината.

Без мудрости и опыта – никуда

    Сейчас часто на заводах назначают руководителями молодых ребят, которые не узнали жизни. Если известным поэтом или художником можно стать в 20 лет, то инженером настоящим раньше 35-40 лет – невозможно. Какой бы ты ни был супергениальный, многое надо познать своей головой, наработать свой опыт, а на это нужно время. Невозможно научиться ни по книжкам, ни в институте. Талант помогает, но без опыта – никуда.

    Плюс человек должен научиться работать с людьми, мудрость ведь не сразу приходит. Молодому руководителю зачастую в общении с людьми не хватает ни терпения, ни такта. Мудрость – это тоже дело времени, ее невозможно получить в 20 лет и даже в 30. Ум и мудрость – разные понятия. У нас на НТМК, в основном, крупные руководители, как сейчас говорят – топ-менеджеры, люди в годах.

    Ведь как в армии: после училища – лейтенант, потом три года старший лейтенант, затем капитан… И пока все ступеньки не прошагаешь, генералом не станешь. Там не бывает, что пришел успешный менеджерлейтенант и стал командовать дивизией. Это и в голову никому не придет! А на производстве, к сожалению, такое случается.

Книга воспоминаний

    – Пишу воспоминания о том, что видел и что вспомнил: к сожалению, дневников никогда не вел. Цель – рассказать о тех, с кем работал. О производстве можно прочитать в технических изданиях, а вот о людях забываем. Кто сегодня на комбинате вспомнит выдающегося главного инженера Евгения Захаровича Фрейдензона? Это человек, который руководил группой советских специалистов в Индии, и я видел, что индусы чуть ли не молились на него. Потом Фрейдензон работал в Пакистане, и его наградили золотым орденом страны.

    Забыли и то, что Иван Харитонович Рамазан, который впоследствии стал выдающимся директором Магнитки, на нашем комбинате пять лет работал главным инженером при Удовенко. Меня как раз назначили главным механиком. Завод большой, на совещания бегать далеко, а у меня, как у новенького, автоцех машину часто забирал. Иду как-то, Рамазан на машине обгоняет, спрашивает, почему пешком. Отвечаю: мол, машины нет. А он: "Так ты проживешь дольше, но сделаешь меньше!" После этого, видно, "врезал" начальнику автоцеха, потому что больше у меня машину не забирали.

    Я начинал работать в прокатном цехе, там были люди трех категорий: раскулаченные, бывшие фронтовики и выпускники ФЗУ. Кто их помнит? Иван Иванович Молибога, который ремонтировал паровую машину, Палий, Шульга – раскулаченные украинские крестьяне. Некоторые из них только расписываться умели. Когда пришел, меня приняли с большой радостью, потому что они не могли писать дефектные ведомости – были неграмотными.

    Вот я и решил вспомнить то время и тех людей, с кем свела меня судьба, которые стали частью моей жизни.

Татьяна ШАРЫГИНА.

    ФОТО СЕРГЕЯ КАЗАНЦЕВА.

    Литература: Газета "Тагильский рабочий" от 06.02.2014.

И сегодня в строю

    8 февраля Михаил Иосипович Аршанский отметил 80-летний юбилей. 58 лет его жизни связано с НТМК.

Михаил Иосипович Аршанский

Михаил Иосипович Аршанский

    Михаил Иосипович начал работать на НТМК в 1956 году после окончания Уральского политехнического института. Прошел путь от слесаря до главного механика. На протяжении своей трудовой биографии работал помощником мастера прокатного цеха, мастером, старшим мастером по ремонту основного оборудования, помощником начальника мартеновского цеха № 2, зам. главного механика, главным механиком, директором ремонтно-механического завода, заместителем генерального директора по реконструкции. С 1977 по 1980 годы Михаил Иосипович был главным механиком металлургического завода города Бокаро в Индии. С 2005 года - советник управляющего директора.

    Михаил Иосипович – участник знаковых событий НТМК: пуска первого в стране конвертерного цеха, первой МНЛЗ. Аршанский внес весомый вклад в реконструкцию и развитие комбината. Его труд оценен государственными наградами. Михаил Иосипович заслуженный металлург России и Почетный гражданин города, награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом Почёта, медалями, лауреат премии имени Черепановых.

Группа изобретателей кислородной фурмы. Первый слева М. И. Аршанский

Группа изобретателей кислородной фурмы. Первый слева М. И. Аршанский

    Михаил Иосипович кандидат технических наук, имеет 30 авторских свидетельств и патентов на изобретения. Сейчас он ведет активную работу по продвижению проекта по строительству второй очереди комбината. Его опыт и знания востребованы на предприятии.

    Литература: Газета "Тагильский вариант" №5(144) от 13.02.2014.

 

 

Главная страница