Героиня своего времени

    Передо мной издание "Тагильчанки", вышедшее в канун 275-летия Нижнего Тагила. Это книга о женских судьбах, которые несли и несут огромную ношу на своих хрупких плечах. Она – о наших современницах, многих из которых мы знаем лично или слышали, или читали о них в прессе.

    В материале журналиста Маргариты Николаевны Литвиновой – глава под точным названием "Единственная" – речь идет о Валентине Яковлевне Шерстковой, единственной в Нижнем Тагиле кавалере ордена Трудовой Славы всех трех степеней, что приравнивает ее по статусу к званию Героя Социалистического труда. О машинисте крана металлургического производства колесопрокатного цеха НТМК Валентине Шерстковой писали много. Она вполне этого заслуживала, хотя медные трубы не стали для нее испытанием, которое приводит к негативным последствиям многих. Запас порядочности у этой женщины настолько велик, что у всех, кто ее знает, даже мысли не возникает о том, что она загордилась, что слава вскружила ей голову, а если "единственная", то значит, "самая-самая".

Валентина Яковлевна Шерсткова

Валентина Яковлевна Шерсткова

    Человека характеризует многое, в том числе то, как он относится к людям, и то, как они относятся к нему. Я был свидетелем того, как в День Победы ветераны НТМК, многие из которых прошли фронты Великой Отечественной или трудовой, вдруг начинали оживленно суетиться вокруг председателя совета ветеранов предприятия. В разное время ими были Михаил Федорович Макарихин, Юрий Анатольевич Захаров, Валерий Семенович Гудсон, да и нынешний Анатолий Иванович Морозов – не исключение – спросил у кого-то: "Что за суета?" Услышал в ответ: "Идем поздравлять Шерсткову с 9 мая". Я удивился: но ведь одна она не участник войны! Посмотрели с сочувствием: пора бы и знать, что день рождения кавалера ордена Трудовой Славы всех трех степеней Валентины Яковлевны Шерстневой – 9 мая.

    Конечно, это совпадение. Ведь родилась Валентина до войны. И когда она грянула, никто не знал, когда будет Победа. В каком году, в каком месяце и, тем более, в какой день. Об этом и о многом другом мы говорили с Валентиной Яковлевной в ее уютной квартире в один из апрельских дней. Можно сказать, накануне двойного для нее светлого майского праздника.

О войне

    Когда началась война, Валя Лайкина (девичья фамилия) была совсем маленькой. Жили с семьей в Туле, детей было семь человек, отец работал на заводе, дома бывал очень редко. Валентина Яковлевна помнит, что приходил он в военной форме, хотя работал каменщиком-огнеупорщиком. Она тогда не знала, да и не могла понимать, что гитлеровские полчища рвались к Москве. Конечно, не одна только Тула встала на их пути к столице. Но вклад частей Красной Армии и населения города в разгром немецко-фашистских войск под Москвой был очень велик. Неслучайно в 1976 году Туле было присвоено Звание "город-герой", с вручением Золотой Звезды.

    Но это было позже, а пока Валентина под вой сирен воздушной тревоги спускалась в бомбоубежище. В разбомбленном городе, где практически не осталось уцелевших зданий, под него приспосабливалось все, что могло сохранить жителям жизнь. Родители сидели в напряженном ожидании отбоя, дети чувства опасности не ощущали так остро, поэтому резвились, как могли.

    И еще одно воспоминание о войне. Наверное, самое главное. Еще не понимая, что случилось, Валя вместе со взрослыми стала срывать с окон бумажные ленты. Занятие это было радостным и ожидаемым. А вечером все небо будто распалось от ярких огней салюта. Люди обнимались, плакали, плясали. То, что это происходило на фоне руин, уже как- то не воспринималось трагически. Тем более что руины разбирали пленные немцы под охраной красноармейцев. Но удивительно: к ним не было той ненависти, какую она помнила у старших в дни напряженных боев за город. Все-таки происходило это 9 мая.

О Тагиле

    В Нижний Тагил семья Валентины приехала в 1946 году. Отец, Яков Степанович Лайкин, наверное, был очень хорошим каменщиком-огнеупорщиком, если в тяжелейшие годы восстановления экономики страны, когда квалифицированные кадры в любом городе были на вес золота, его отправили на Урал, где в Нижнем Тагиле намечалось строительство новых металлургических цехов.

На субботнике

На субботнике

    Отцу дали дом на Красном Камне, недалеко от бани – там до сих пор частный сектор. Жили бедно. Самое острое ощущение тех лет – постоянно хотелось есть. Когда поселились в доме, мебели там не было – все делали сами или доставали, где могли. Одежда переходила от старших к младшим. Учиться Валентина пошла, когда ей было почти девять лет. Располагалась школа в одной из старых пятиэтажек. Пятый класс заканчивала в школе № 32, шестой – в 42-й школе. Она тогда еще строилась.

    Из Тулы приехала сестра матери с семьей. В доме стало гораздо многолюдней. Муж сестры был сапожником и подарил Вале миниатюрный чемоданчик, таких портфелей тогда ни у кого не было. Девочка была счастлива – подружки завидовали. Но однажды по дороге в школу чемоданчик раскрылся, и все его содержимое оказалось в луже – казалось, горю нет предела. Учительница Екатерина Ивановна Санова успокаивала впечатлительную девочку: ничего страшного, книги, тетради просушим, и все наладится. Память о первой учительнице до сих пор неизгладима.

    Две пятиэтажки были на Красном Камне, а рядом - огромное поле, заросшее полынью. Дети есть дети, тут же организовали тимуровскую команду, из полыни стали вязать веники и привязывать к дверям тех, кто здоровьем слаб или не может сделать что-то по старости. Были очень довольны, когда старушки благодарили неведомых благодетелей за то, что можно сейчас и во дворе подмести.

О родителях

    Их улица была полна детей. В семье Лайкиных их осталось к тому времени пятеро. У Максимовых – семеро, малодетных семей тогда вообще не было.

В кругу семьи

В кругу семьи

    Яков Степанович работал в ЦРМП и в мартеновском цехе. На работу и с работы ходил пешком по линии железной дороги. Трамваем – тогда однопутка была – не пользовался. В день получки ребятня дядю Яшу ждали с нетерпением, и не зря. По дороге он заходил в магазин, покупал кулек пряников и приносил домой. Для детей эти пряники были верхом наслаждения. Но несколько штук оставлял жене, обязательно. Хранительницей семейного очага всегда была мать. Когда было нечего есть, что случалось частенько, она готовила пищу из молодой лебеды и крапивы, добавляя иногда и немного картошечки – в то время для них это была такая вкуснятина, что пальчики оближешь. До сих пор каждую весну Валентина Яковлевна варит суп из свежей крапивы по маминому рецепту.

О профессии

    Когда Валентине исполнилось 17 лет, отец ее подружки Гали Иван Эммануилович Зиновьев привел девушек в строящийся колесопрокатный цех и быстро договорился, чтобы девчат устроили в него сатураторщицами. Должны они были обеспечивать питьевой режим для металлургов. А питьевой режим – это газированная вода в достатке и в необходимом месте. С этого и началась ее работа в горячем цехе.

    Но главным делом своей жизни для Валентины Яковлевны стала профессия машиниста крана металлургического производства. Здесь, в "колеске", она и нашла себя. Здесь ей встретились люди, которые смогли поддержать ее в трудные минуты – было и такое. До сих пор благодарна она наставнице Вере Попереке, которая так же, как и первая учительница Екатерина Ивановна, в нужное время нашла нужные слова, чтобы Валентина обрела душевное равновесие. Таких людей было много – наставников духовных, профессиональных, житейских.

    Помимо производства, была еще и активная общественная работа. Когда ее избрали секретарем партбюро "колески", быстро поняла: это дело ей не по плечу. Да, она знала людей, умела найти к ним подход. Но нужны были и инженерные знания. Секретарь парткома Николай Дмитриевич Шаров успокаивал: не убивайся так, ты знаешь людей, они тебе доверяют. Это главное. Но как быть, возражала она, если, например, конфликт в коллективе связан с профессиональной деятельностью. Во главе партбюро должен быть специалист.

Валентина Яковлевна Шерсткова    Можно, конечно, упрекнуть Валентину Яковлевну в том, что отказалась от нелегкой ноши секретаря партбюро, тем более что над КПСС уже в то время сгущались тучи. Но партбилет даже после запрета партии Ельциным Шерсткова не сдала, он и сейчас у нее хранится. Уже одно это говорит о ее гражданской позиции – не менять своих убеждений при малейшем изменении политического ветра. Можно с такой позицией не соглашаться, но она заслуживает уважения.

О славе

    То, что выпало на долю этой женщины, никогда не было ей в тягость. Она живет по завету отца: где бы вы ни были, где бы ни работали, делайте так, чтобы мне за вас не было стыдно. Орден Трудовой Славы – большая награда налагает и огромную ответственность. Она помнит об этом всегда.

    У каждого времени свои герои. Валентина Яковлевна Шерсткова признания и славы добилась своим трудом. Ведь именно труд тогда был главным мерилом человеческих ценностей. Отсюда и название ордена, символизирующего трудовую доблесть. Сейчас она – свой человек в совете ветеранов НТМК. О человеке труда сейчас говорят все больше. Видно, настало время, когда человек – потребитель, провозглашенный героем нашего времени, уже не может заменить человека – созидателя. А Валентина Яковлевна – из когорты созидателей. У нее много друзей. Павел Павлович Новожилов, председатель цехкома профсоюза колесопрокатного цеха, организовал для ветеранов экскурсию по нему. Впечатление было грандиозное – это совершенно новое производство, где людей не видно, все делают автоматы. Но у Валентины Яковлевны не выходила из головы мысль: а все-таки нам хоть и работалось труднее в старом горячем цехе, но было интереснее. Мы дружнее были.

    Опять листаю книгу " Тагильчанки". На одной из страниц – знакомая фамилия: Ирэна Васильевна Семенова. Работал с ней достаточно долго в газете "Тагильский металлург". Ее совершенно справедливо считали ходячим справочником по НТМК. Эта корреспондент, казалось, знала про известных людей предприятия все. Спросил у нее про Шерсткову.

    - Знаешь, это очень светлый человек. Когда она рядом, хочется быть лучше.

Михаил ТОЛМАЧЕВ.

    Литература: Газета "Тагильский вариант" №17(112) от 23.05.2013.

 

 

Главная страница