Инженер Юрий Максарев

    Как известно, Юрий Евгеньевич Максарев возглавлял УВЗ в годы Великой Отечественной войны. Ю. Е. Максарев руководил предприятием в годы, когда создавался и был внедрен в массовое производство танк Т-34. О большом таланте этого человека, его душевных качествах, о его неоценимом вкладе в развитие советского танкостроения рассказывает этот очерк.

Эскиз к портрету

    Писать о нем трудно. Трудно не только потому, что мало осталось людей, которые с ним встречались (большинство оставило работу, многие уехали из Тагила, некоторые вообще ушли из жизни), а те, кто встречался, в большинстве своем были в годы войны слишком молоды и обычно не занимали положения, позволявшего часто встречаться с директором завода. Трудно потому, что речь идет о личности слишком крупной, многогранной и яркой, и автору в подобном случае приходится рассчитывать не более, чем на эскиз к портрету.

    Есть и еще одна сложность - пожалуй, основная. Можно пронормировать труд рабочего - в метрах, тоннах, штуках. Можно определить эффективность труда конструктора, технолога, ученого. Как "вычислить" работу руководителя, да еще такого масштаба, как Максарев? Мера, очевидно, одна - успехи коллектива, который он возглавлял. И если в дальнейшем будет затронута история создания танка Т-34 и внедрение массового производства танков в годы войны, будем помнить, что все это время завод возглавлял Юрий Евгеньевич Максарев.

Начало пути

    Родился Ю.Е. Максарев в 1903 году в (Из биографии кандидата в депутаты Совета Союза, 20.01.46 г.) г. Порт-Артуре, в семье офицера крепостной артиллерии.

Юрий Евгеньевич Максарев

Юрий Евгеньевич Максарев

    До 1917 года учился в Петербурге, с 1918 года начал свою трудовую деятельность подручным электромонтера. В 1919 году вступил в комсомол, в 1921 году - в партию. В 1921 году был добровольцем в частях особого назначения Василеостровского района г. Ленинграда. После этого тов. Максарев учился сначала в политехническом, а затем в Ленинградском технологическом институте, совмещая учебу с выполнением обязанностей секретаря партколлектива института и члена Ленсовета.

    С 1926 по 1929 год находился на партийной работе на Люберецком заводе и "Красном путиловце".

    В 1929 году Ю. Е. Максарев возвратился в институт для завершения учебы, защитил дипломный проект и был оставлен в аспирантуре. В 1930 году пришел на завод "Красный путиловец".

    В музее Кировского завода почти нет материалов, посвященных Ю.Е. Максареву, - только фотография 30-го года. Из справки отдела кадров узнаем: путь по служебной лестнице от инженера кузнечных мастерских до начальника новокузнечного цеха он прошел быстро, всего за 5 лет. Полтора последних года своего пребывания на заводе работал начальником отдела, затем исполнял обязанности главного инженера.

    В октябре 1938 года Юрий Евгеньевич назначается директором завода 183.

    Годом раньше, заводское КБ, руководимое М.И. Кошкиным, начало разработку танка Т-32, прототипа знаменитого Т-34, машины, не имевшей аналогов в современном ей танкостроении.

    Новый танк был встречен представителями Главного Бронетанкового Управления весьма настороженно. Чтобы продолжать дальнейшую работу над новой машиной, требовалось пойти на определенный риск - завод и КБ на этот риск пошли.

    После знаменитого пробега по маршруту Харьков - Москва - Харьков весной 1940 года у руководства армией отпали последние сомнения. Завод приступил к выпуску новой машины.

    Но еще раньше, на стадии проектирования рабочих чертежей, детали Т-34 были подвергнуты строжайшей проверке на технологичность: простота конструкции, простота изготовления были возведены в принцип: с самого начала новый танк мыслился как машина, сориентированная на массовое производство.

    Указом от 19 сентября 1941 года за внедрение в производство танка Т-34 Ю.Е. Максарев и А.А. Морозов, сменивший на посту главного конструктора безвременно умершего М.И. Кошкина, были награждены орденами Ленина. Это был день начала эвакуации завода 183. Покинул завод и директор, парторг ЦК на заводе С.А. Скачков, другие руководители. Дорога на Урал продлится около месяца. В цехах совершится то, что с полным правом можно назвать "уральским чудом".

Цифры уральского чуда

    Мы привычно говорим "беспримерный подвиг тружеников тыла", "в тылу сражались, как на фронте". И это действительно так.

    Но перейдем из эмоциональной сферы в инженерную и вспомним, что было сделано коллективом завода в годы войны.

    Август-декабрь 1941 года. На Урал прибыли, помимо завода № 183 еще семь предприятий. Надо расселить и накормить людей, многих из вновь прибывших обучить профессии. Надо создать новый коллектив. Нет бронекорпусных и термических цехов, почти нет механических. Ряд цехов размещается в существующих зданиях. К концу года смонтировано до 3000 единиц станочного оборудования. 25 декабря на фронт отравлены первые 25 танков.

    1942 год. Построен ряд цехов, в том числе 181, 100, 140. Смонтированы 1776 станков и 134 единицы кузнечно-прессового оборудования, в результате чего станочный парк намного возрос. Происходит качественное изменение структуры производства.

    1943 год. Решается задача доведения выпуска до 30 комплектов в сутки. С первой половины года и до конца войны "завод, где директором Герой Социалистического Труда тов. Максарев" (так писала "Правда") держит переходящее Красное Знамя Госкомитета Обороны.

    1944 год. Во второй половине марта производится модернизация "тридцатьчетверки" - меняется башня, устанавливается пушка 85 мм. Выпуск при этом не снижается ни на день, завод работает ритмично. В своей речи на собрании партактива завода, опубликованной в "Правде" 7.12.1944 г., Ю.Е. Максарев скажет: "С 1941 года мы увеличили производство танков в 5 с лишним раз и этим мы обязаны громадной творческой работе всего коллектива под руководством партийной организации... Инженерно-технические работники перестраивали производство с мелкосерийного на массовое. На базе более совершенного технологического процесСА были созданы новые участки, новые цехи, новый, нигде не применяемый в родственной нам промышленности цикл производства.

    Характер производства изменился, изменился и рабочий. Раздробленность операций, облегчение труда рабочего при помощи различных приспособлений помогли квалифицировать молодого рабочего в течение одного - двух лет и создать такой коллектив, который по своему навыку, с точки зрения квалификации, стоит значительно выше многих коллективов, имеющих больший стаж. Мы в 2 раза снизили трудоемкость изделий. Это достигнуто не за счет физического напряжения людей, а за счет усиления оснащенности завода. За 3 последних года на заводе внедрено более 13,5 тысячи станочных приспособлений, около 4-х тысяч холодных штампов и около 6 тысяч горячих. Такой оснащенности наш завод не знал.

    Одновременно с вопросами выпуска продукции решались вопросы экономии. Здесь надо подчеркнуть, что это было достигнуто не только благодаря энергии и инициативе руководителей - весь коллектив принимал в этом участие. В обсуждении и составлении техплана в текущем году участвовало 4249 человек - более 4-х тысяч людей было поднято от станков, чтобы показать технологам и металлургам, как нужно лучше и дешевле работать".

    25 мая 1945 года с конвейера завода сошел танк с заводским номером 35000. В передовой статье, посвященной труженикам Уральского танкового завода, "Правда" писала: "Этот коллектив перенес неимоверные лишения и трудности, но он сделал для Родины все, что мог. Слава танкостроителям - героическим участникам Отечественной войны!".

    За вклад, внесенный в дело разгрома фашистской Германии, завод был награжден орденом Отечественной войны I степени.

    Главному конструктору А.А. Морозову и директору завода Ю.Е. Максареву были присвоены звания генерал-майора ИТС. Максарев был удостоен орденов Суворова I степени и Кутузова II степени - такие ордена присуждались полководцам за успешную операцию или бой, в результате которого была одержана победа.

Воспоминания и размышления

    В эту часть очерка включены воспоминания работников завода, которым приходилось хотя бы изредка сталкиваться с Ю.Е. Максаревым в годы войны.

    А.Г. БЕРДИНСКАЯ, секретарь дирекции:

    -Юрий Евгеньевич? Очень спокойный, выдержанный, никогда голоса не повысит... По-настоящему интеллигентный человек...

    А.Л. ЛЕВКОВСКИЙ, конструктор отдела 520:

    - Я был молодым конструктором, он - директором завода. Вы сами понимаете, как часто мы могли встречаться. Знаю одно - его на заводе любили, он был очень добрый человек. И, судя по всему, технарь до мозга костей. О нем рассказывали такой случай: после войны, уже в должности заместителя министра, он приехал на совещание на один из заводов. Шел массовый брак, задержали приемку. Вечером Максарев ушел с совещания в сборочный цех, надел комбинезон - и принялся за работу. Ему самому надо было разобраться.

    Р.Т. ВЕЛЬТМАН, начальник техбюро цеха 640:

    - С Юрием Евгеньевичем сталкивались очень редко, но он меня запомнил, может быть, потому, что руководителей-женщин было немного. Он называл меня хозяйкой цеха. Уже после войны в министерстве мы как-то столкнулись с ним, он сразу узнал меня: "Ну, хозяйка, как дела?"

    А.В. ЗАБАЙКИН, бывший главный инженер завода, в годы войны зам. главного металлурга:

    - Каким запомнился Максарев? Инженер со склонностью к изобретательству - таким, пожалуй. Иногда его технические идеи граничили с фантазией, он будил воображение, подсказывая тему какой-либо технической задачи. Он никогда не забывал ни о деле, порученном кому-либо из подчиненных, ни о людях, которые хорошо выполняли порученную работу, даже если с этими людьми он сталкивался всего один раз. Что еще? Чувство ответственности - никогда никого не подставил: "Я директор, я и отвечаю за завод". И еще - никогда не унижал чувство собственного достоинства подчиненных. Ругать - ругал (всякое бывало!), но унижать никогда!

    B.П. КРУШЕЛЬНИЦКАЯ, заведующая технической библиотекой завода с 1939 по 1968 год:

    - Однажды, кажется, в 1942 году, меня вызвал директор и попросил что-нибудь почитать для заболевшей жены. В библиотеке художественной литературы не было, общественно-политические журналы - нарасхват. Я объяснила Юрию Евгеньевичу, что по положению мы не имеем права держать художественную литературу. "Но ведь людям нужна иногда передышка", - заметил директор. Спустя месяц на завод пришел вагон с книгами: Пушкин, Толстой, Есенин, Соболев. В течение войны книги приходили еще дважды, до конца войны в технической библиотеке завода был отдел художественной литературы.

    Б.Г. ГУРЕВИЧ (г. Ленинград), в годы войны заместитель начальника ЦЗЛ:

    - Задания на проведение особо важных работ мы получали непосредственно от директора Ю.Е. Максарева, который обладал незаурядным инженерным талантом и большими организаторскими способностями. В 1943 году при испытании танков появились случаи выхода из строя коробок перемены передач (КПП) из-за повышенного износа зубьев шестерен. ЦЗЛ было поручено выяснить причины этого дефекта. По результатам выполненных исследований ЦЗЛ рекомендовала внести некоторые изменения в техпроцесс термической обработки этих деталей. Одобрив наши рекомендации, Ю.Е. Максарев дополнительно предложил заменить масло в КПП осерненной смазкой и, поскольку, в готовом виде такую смазку получить было негде, обязал ЦЗЛ отработать технологию изготовления ее и внедрить на заводе на имеющемся оборудовании и из имеющихся материалов.

    Много оригинальных инженерных советов мы получали от Ю.Е. Максарева по самым разнообразным техническим проблемам, которые нам приходилось решать. В их числе были: освоение производства литых траков из высокомарганцевистой стали Г-13Л, разработка и внедрение специального травления листовой стали для топливных баков и другие вопросы, решение которых требовало комплексного участия конструкторов, металлургов и технологов.

    Работая в контакте с КБ и бывая у А.А. Морозова, я нередко заставала у него Ю.Е. Максарева и была свидетелем того, как, рассматривая новые конструкторские разработки, он оценивал их с позиций технологичности. А.А. Морозов с большим вниманием и уважением относился к замечаниям Юрия Евгеньевича.

    Вот несколько цифр, характеризующих тот дух творчества, который царил на заводе: за годы войны было внедрено 3567 изобретений, усовершенствований и рационализаторских предложений с экономической эффективностью 67 миллионов рублей и общим снижением трудоемкости 442 нормо-часа.

И снова воспоминания.

    Т.И. НИКОЛАЕНКО (г. Ялта), в годы войны сотрудник заводской газеты.

    - В марте 1944 года исполнилась годовщина гибели моей матери от голода в оккупированном Харькове. Он был уже освобожден. Я просила партком отпустить меня на две недели для поездки домой. Начальник мой категорически возражал. Я пошла к Юрию Евгеньевичу. Он выслушал меня и наложил резолюцию на заявлении: "Оформить отпуск на две недели. Выдать возможное количество продуктов".

    И я поехала. Дорога заняла 13 дней. В разрушенном Харькове была всего пять дней и обратно. Ехала уже быстрей, ведь опаздывала почти на две недели. В парткоме собирались со мной строго разговаривать, но директор вступился: "Она не виновата, надо же знать, как ходят поезда".

    Часто сталкиваясь с ним на планерках в отстающих цехах, замечала: не было грубостей, не было оскорблений и унижения человеческого достоинства - в любых условиях Максарев оставался подлинно интеллигентным человеком.

    В.М. ВОЛОЖАНИН, в годы войны бригадир гвардейской фронтовой бригады:

    - Каждый день в конце второй смены Максарев с главным инженером Кордунером ходили в сдаточный цех. Очень часто по пути заходили и в наш цех. Подойдет, поинтересуется, как дела, часто закурить предложит: в войну с папиросами туго было, папироса, как и дополнительный паек, - лучшее поощрение. Юрий Евгеньевич лично знал всех передовиков, интересовался и работой и домашними делами, старался всемерно помочь.

    ...Я пытаюсь почувствовать время... Чем жили они - труженики тыла, обеспечившие победу, кого "Правда" назвала "героическими участниками войны". Голод, холод, редкие письма с фронта, каждое из которых вскрывается с чувством, будто оно последнее. Изматывающие до предела двенадцатичасовые (а надо - суточные) смены и самое страшное в начале войны "Наши войска оставили... оставили... оставили...". Но в сорок втором рождается заводская капелла. Многотиражка за 1943 год пестрит объявлениями: ставит оперы "Евгений Онегин" и "Кармен" вокальный коллектив, проводятся литературный конкурс заводских авторов и спортивные состязания. Завод живет напряженной духовной жизнью - ведь, казалось бы, девизом времени должно бы стать пресловутое "давай-давай".

    Что стояло за этим! Молодость! Треть коллектива завода - молодежь, знаменитые Таня Бревнова, Вася Воложанин, Сима Уздемир в годы войны - 15-16-летние подростки, а директору в сорок пятом исполнится всего 42!

    Высшая мудрость, понимание, что в таких условиях (тем более - в таких условиях) людям необходима разрядка! Вспомните: "Людям иногда нужна передышка". Истинная интеллигентность!

    Впрочем, у меня нет свидетельств, что руководство завода занималось делами кружков и вопросами организации вечеров. Но что директор посещал молодежные общежития сам и требовал этого же от других руководителей завода, знаю совершенно точно.

    Может быть, именно поэтому обездоленные войной люди увидели в заводских огнях отблеск света родного очага - ибо 9 мая 1945 года на завод пришли все - даже те, кто в этот день не работал.

    А через год, 29 апреля 1946 года, директор Ю.Е. Максарев подписал свой последний приказ:

    "Прибыв на завод № 183 директором завода и проработав со славным, ныне четырежды орденоносным коллективом до 1946 года, за этот трудный период организации на заводе нового танкостроения, в особенности в годы Великой Отечественной войны, я всегда получал искреннюю поддержку и помощь от всего коллектива завода и, в особенности, командного состава и опирался в своей работе на передовых людей коллектива. В связи с решением правительства о моем новом назначении выношу благодарность моим ближайшим помощникам и всему коллективу завода и уверен, что славный, четырежды орденоносный коллектив будет решать стоящие перед ним задачи с еще большей энергией".

После Тагила

    Осень 1983 года. Москва, Всесоюзный центр патентных услуг. Я уже знаю, что после Тагила Ю.Е. Максарев работал заместителем министра транспортного машиностроения, затем - председателем Государственного комитета по науке и технике и с 1961 по 1978 год - председателем Государственного комитета по делам изобретений и открытий, что он награжден 12 орденами, из них 7 орденами Ленина и что он умер в Москве в ноябре 1982 года.

    Теперь я в кабинете заместителя директора ВЦПУ В.И Сидельникова. Он работал с Максаревым 12 лет в Комитете по делам изобретений и открытий.

    - Виктор Иванович, что вы можете рассказать о Юрии Евгеньевиче?

    - Вы видите? - отвечая вопросом на вопрос, говорит собеседник. - Взгляните! Напротив стола, на невысокой тумбочке, знакомая, столько раз виденная фотография.

    Сложный человек... Доступный - и сложный. Как инженер - явление... Кстати, в английском справочнике "кто есть кто" о нем сказано: "Юрий Максарев - крупнейший русский инженер".

    Знаете, его отличало совершенно необычное видение технических проблем - иногда принимаемое им решение казалось абсурдным, и только по прошествии времени выяснялось, что оно было единственно верным. При государственном масштабе работы он не боялся идти на риск, если представлялась возможность добиться в результате больших успехов.

    И я вспоминаю Тагил, 1942 год. Разве не было риском в условиях войны ломать сложившийся технологический процесс, внедряя поточное производство! Или автоматизировать сварку! Максарев и в зрелые годы сохранил веру молодости.

    Огромная инженерная эрудиция Юрия Евгеньевича позволяла ему ни равных разговаривать с представителями любых специальностей на уровне академиков. Совместно с другими крупными инженерами он внедрял непрерывную разливку стали на предприятиях страны, один из его орденов Ленина получен за участие во внедрении сварных алюминиевых гондол для сжиженного кислорода.

    Он отстаивал в Совете Министров необходимость развития патентной службы в стране, внедрения системы товарных знаков. Личные качества? Его любили. Он сумел сформировать у подчиненных отношение к себе, как к старшему товарищу - старшему по возрасту, равному по положению. Это трудно. Председатель Госкомитета - фактически министр. А Максарев был доступен без панибратства.

    ...Сын дворянина, Максарев защищал Советскую власть на льду Кронштадта. Он защищал Советскую власть на посту директора завода, выпускающего стратегическое оружие в годы войны. На всех постах, куда его направляла страна, он отстаивал интересы своей страны. Мне вспоминается еще один эпизод, рассказанный В.И. Сидельниковым.

    Когда после своего выхода на пенсию в 1978 году Ю.Е. Максарев пришел на партийное собрание, зал, не сговариваясь, встал. К этому мне нечего добавить.

Н. ЕПИФАНОВА.

Литература: Газета "Машиностроитель" от 05.06.1985; 12.06.1985; 06.1985.

Главная страница