Кровавое воскресенье

    Пятнадцать лет назад авиапарад в Нижнем Тагиле закончился катастрофой

    9 мая 1993 года. Эта дата в истории города всегда останется днем траура. 15 лет назад на главную площадь города в разгар празднования Дня Победы рухнул самолет, выполнявший демонстрационные полеты.

    …Воскресный праздничный день выдался по-весеннему солнечным. И на Театральной площади, что называется, яблоку негде было упасть. Состоялся митинг в честь Дня Победы – с возложением венков на Центральном кладбище. Ярким событием стал парад юнармейцев. Прошла легкоатлетическая эстафета на призы городской газеты "Тагильский рабочий".

     А после награждения победителей эстафеты начались демонстрационные полеты трех спортивных Як-52 Нижнетагильского авиаспортклуба. Фигуры высшего пилотажа летчики выполняли на предельно низкой высоте, едва не задевая крыши жилых домов. Рев низко пролетающих самолетов предвещал беду, которая не заставила себя долго ждать.

    После групповых полетов начались индивидуальные проходы самолетов над центральной трибуной. Як-52 с бортовым номером 135 вышел на Театральную площадь со стороны городского пруда. Управлял самолетом 32-летний летчик-инструктор Нижнетагильского авиаспортклуба Александр Данилов. И вел его на недопустимо низкой высоте.

    И вот машина задевает верхушки деревьев, касается крыши общественного туалета, теряет скорость и обрушивается наземь. После удара о мостовую самолет врезается в толпу людей, собравшихся на праздник. По инерции "пропахивает" около полусотни метров по асфальту. Затем, вспыхнув, словно бенгальский огонь, машина в считанные минуты превращается в чадящие черной копотью развалины. На часах черной отметиной замерло время – 13:36.

    Шок, ужас, кошмар. Этих слов недостаточно, чтобы передать состояние людей. Каждый, кто в ту минуту был на площади и по счастливой случайности уцелел, запомнил эти мгновения на всю оставшуюся жизнь. Мальчик с детским велосипедом, погребенный под дымящимся самолетом. Человеческие останки по траектории крушения машины на земле. Люди бились в истерике, метались по площади, разыскивая родных и близких.

    Прибывшие пожарные залили водой горящий самолет. Сотрудники милиции и военные оцепили зону катастрофы. Начала действовать чрезвычайная комиссия, созданная по инициативе главы администрации города Николая Диденко.

    В катастрофе погибли 18 тагильчан, 37 были травмированы. В числе погибших семья Затонских: 10-летний Антон, 13-летняя Аня и их отец – Владимир Ильич.

    Телеграмму с соболезнованиями прислал Борис Ельцин: "Глубоко скорблю в связи с трагическим происшествием, случившемся во время праздника в Нижнем Тагиле, гибелью горожан. Прошу передать мои искренние соболезнования родным и близким погибших".

    По материалам уголовного дела, возбужденного в связи с авиакатастрофой, судебный вердикт был вынесен в отношении руководителя авиаспортклуба Федора Бушмы, которого приговорили к четырем годам лишения свободы.

Владимир СЕМИНИХИН.

    Литература: Газета "Уральский рабочий" от 07.05.2008.

Этот праздник – со слезами на глазах

    15 лет назад, 9 мая 1993 года, в нашем городе произошла страшная трагедия. Во время демонстрационных полетов, проводимых пилотами Нижнетагильского авиаспортивного клуба, прямо на Театральную площадь, где находились люди, рухнул самолет ЯК–52. Погибли 18 человек, 17 были госпитализированы с ранениями различной степени тяжести. Воздушный праздник в честь Дня Победы обернулся для города и его жителей огромным горем. Напомним, как это было.

    Воспоминает очевидец О. Витальева:

    – Тот день, 9 мая 1993 года, выдался теплым. На площади собралось масса народа, ведь программа празднования Дня Победы обещала много интересного. После традиционной легкоатлетической эстафеты на приз газеты "Тагильский рабочий" никто не расходился, все ждали показательного выступления команды авиаклуба. Но оно все не начиналось...

    Самые нетерпеливые уходили, и слава богу, иначе жертв было бы больше! Собрались и мы с детьми уезжать (приехали со Старателя на велосипедах), но вдруг услышали звук моторов и увидели, как над гладью пруда взмывает в воздух крылатая троица самолетов.

    Мы устремились обратно и заняли самую "удачную" для просмотра действа площадку. Ту самую, где стоит теперь памятник погибшим. Окружающие на нас заворчали: "И так места мало, а вы тут еще с велосипедами своими мешаете людям!" Пришлось нам сменить дислокацию и уйти к трибунам – как нам показалось, в не менее замечательное место, ведь прямо над нами, почти доставая брюхом деревья, самолеты улетали в направлении рынка, там разворачивались и делали новый круг под ликование толпы.

     Признаюсь, мне было жутковато ощущать, как в нескольких метрах над головой мчится железная громада самолета, и, поверьте, было предчувствие, что добром это не закончится...

Памятник "В память о погибших тагильчанах 9 мая 1993 года"

Памятник "В память о погибших тагильчанах 9 мая 1993 года"

    После очередного витка из–за пригорка, на котором стояла основная часть зрителей, вверх взмыли только два самолета, третьего все не было, и вот он, наконец, показался и...в падении, крылом разрезая толпу, кувыркаясь по людям, упал на Театральную площадь. Мы побежали к нему, под наши ноги выкатился выпавший из самолета высотомер, на котором стрелка навсегда остановилась на нулевой отметке.

    Сначала все наше внимание было направлено на горящий самолет, который быстро потушили как из–под земли возникшие пожарные. Жив ли летчик? Что с ним? Мы еще не поняли, что пилот – не единственная жертва трагедии, так как вокруг первое время стояла гробовая тишина – ни криков, ни стонов пострадавших. Все были в шоке.

    Помню, как я ходила вокруг этого месива, как на меня спокойно смотрела женщина с обрубками ног – просто белые кости, и ничего, даже крови не было. Как мне потом сказали, так бывает при болевом шоке.

Памятник "В память о погибших тагильчанах 9 мая 1993 года"

Памятник "В память о погибших тагильчанах 9 мая 1993 года"

    Когда все начали приходить в себя, раздались крики, плач, обезумевшие матери искали своих детей: "Маша! Сережа! Настя!..." Хорошо, что из окон больницы и роддома увидели трагедию. Оттуда прибежали врачи, медсестры с носилками. Все, кто был в состоянии, молча таскали убитых и раненых в приемный покой. Я была с детьми и в ожидании папы, который принимал в этом участие, все закрывала им руками глаза и говорила:

    – Не смотрите! Не смотрите!

    Только потом, когда всех уже унесли с площади, приехали "скорые".

    ... Погибших, конечно, не вернуть, как и не сделать здоровыми людей, ставших инвалидами в тот роковой день 9 мая. А мне до сих пор периодически снится сон: в абсолютной тишине настигает падающий самолет, и никуда от него не скрыться.

    Вот, что писала тогда об авиакатастрофе газета "Тагильский рабочий".

    "...со стороны пруда в створ площади у фонтана влетает первый самолет и стремительно проносится между домами, взмывая вверх над березами парка горного колледжа. Следом повторяет маневр второй пилот. Над акваторией пруда выходит на исходную позицию для бреющего полета последний, третий самолет. С ним–то и произошло ЧП. Яком–52 с бортовым номером 135 управлял 32–летний летчик–инструктор Александр Леонидович Данилов...

    ...Последствия падения "Яка" были ужасны. Самолет и его части врезались в людей и таранили их на своем пути. По инерции машину тащило метров 50, пока она не остановилась, крутанувшись на месте несколько раз и вспыхнув, как свечка. Часы показывали 13.36...

    ...Пожарные тушили остатки самолета, а милиция и военные организовывали оцепление. Меньше чем через час начала действовать комиссия, тут же созданная главой администрации города Н.Н. Диденко...

    ...К 16 часам, как передали медики, число погибших составляло где-то 13–14...Точно установлено, что двое погибших детей, Антон 10 лет и Аня 13 лет, из одной семьи – Затонских. Девочка умерла от ран на операционном столе, мальчик погиб на месте...

    ...Вечером, в девятом часу, заседание комиссии провел глава администрации области Э.Э. Россель, прибывший в город. Он сообщил, что о катастрофе в Тагиле проинформированы Б.Н. Ельцин и B.C. Черномырдин. Электронная версия historyntagil.ru. Область готова оказать любую помощь... Медики дополнили данные о жертвах: четверо из раненых пока не опознаны, столько же – находится в крайне тяжелом состоянии. Чуть позже еще два сообщения: от ран умерла в больнице 20–летняя Светлана Бондина, ставшая восемнадцатой жертвой. И еще – среди погибших опознан отец Антона и Ани Затонских – Владимир Ильич...

Газета "Тагильский рабочий" за 11 мая 1993 г.

Газета "Тагильский рабочий" за 11 мая 1993 г.

    ... 10 и 11 мая ушли на траурные хлопоты."

    Постановлением главы администрации города с 11 по 13 мая в Тагиле был объявлен траур, финансовые расходы на организацию похорон брал на себя городской бюджет. Этим же постановлением всем семьям погибших и пострадавших определялась выплата единовременной материальной помощи в размере 100 тысяч рублей на каждого. В Тагилбанке для помощи семьям пострадавших был открыт специальный счет.

    По факту авиакатастрофы было возбуждено уголовное дело. Действующим в то время Воздушным Кодексом СССР демонстрационные полеты воздушных судов над населенными пунктами были запрещены (ст. 50), поэтому следствию предстояло решить вопрос об ответственности за произошедшее конкретных лиц и предъявлении им обвинения.

    На прошедшей спустя несколько дней после трагедии пресс–конференции председатель специально созданной комиссии ЦК РОСТО П.К. Евсеев сообщил журналистам, что причины аварии в первую очередь кроются в нарушении пилотом полетного задания. Нижнетагильский транспортный прокурор В.В. Калинин дополнил, что для установления причин ЧП будет назначена независимая судебно–техническая экспертиза.

    Судебный процесс по делу об авиакатастрофе на Театральной площади состоялся осенью 1994 года. Оглашение обвинительного заключения длилось почти час. Представлявший государственное обвинение нижнетагильский транспортный прокурор В.В. Калинин сделал вывод, что главной причиной катастрофы стало нарушение действующих правил проведения полетов и.о. начальника авиаспортклуба Ф.Ф. Бушмой. Это выразилось в том, что он руководил полетами самолетов Як–52, не имея специального допуска, самовольно изменил программу демонстрационных полетов, перенеся их с акватории городского пруда на Театральную площадь.

    Подсудимый Ф.Ф. Бушма пояснил, что место проведения показательных выступлений – Театральная площадь, было заранее согласовано с администрацией города. На трагический исход событий, по его мнению, повлияла недисциплинированность пилотов звена Як–52, которые в последний момент самостоятельно изменили летное задание и стали выполнять незапланированную фигуру высшего пилотажа.

    Участвовавший в процессе в качестве свидетеля председатель городского совета РОСТО Б.Г. Шаров дал показания о том, что заместитель председателя облсовета РОСТО по летной части Фурман запретил проводить демонстрационные полеты над площадью. Кроме того, существовало распоряжение главкома войск ПВО, запрещающее полеты в те праздничные дни. Характеризуя условия существования тагильского авиаспортклуба, Борис Георгиевич назвал их чрезвычайно сложными из–за крайне ограниченного финансирования. Именно поэтому руководство АСК расценивало показательные выступления как возможность напомнить властям города, что такой клуб в Тагиле есть и ему надо помогать.

    Судебные слушания длились в течение двух недель. Ф. Бушма был признан виновным в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспорта по ч.1 ст. 85–й Уголовного кодекса. С учетом характера и степени тяжести последствий произошедшего ему было назначено наказание в виде шести лет лишения свободы в колонии–поселении. Кроме того, суд вынес частные определения в адрес Центрального совета РОСТО за ослабление контроля за деятельностью организаций на местах и Уральского транспортного прокурора – за то, что не разъяснил потерпевшим их права на взыскание нанесенного ущерба.

    В своем последнем слове Ф. Бушма принес извинения пострадавшим от себя лично и от всего авиаспортклуба.

    За все две недели администрация города не проявила к судебному процессу никакого интереса, откровенно дистанцировавшись от него. С точки зрения закона, претензий к власти нет. Но разве не лежит и на ней в том числе моральная ответственность за случившуюся трагедию?

А. КИН.

    Литература: Газета "Тагилка" от 08.05.2008, №9(34).

20 лет назад на площадь в Нижнем Тагиле упал самолёт Як-52

    9 мая тагильчане вместе со всей страной отмечают не только День Победы,. В городской истории — это скорбная дата. Ровно 20 лет назад, 9 мая 1993 года, во время показательных выступлений местного авиаспортклуба на Театральную площадь рухнул Як-52. Горящая машина унесла жизни 18 жителей. Ещё 37 человек получили тяжелейшие травмы.

    Праздничный день в 1993 году был тёплым и солнечным, после парада и спортивной эстафеты тагильчане не спешили уходить с главной площади. В программу торжеств впервые входило выступление лётчиков и парашютистов местного отделения РОСТО. Как пропустить такое событие? Два самолёта взмыли над головами зрителей и низко-низко прошли от пруда в сторону сквера горно-металлургического техникума. Третий не закончил свой манёвр: над береговой линией машину "прижали" к земле термические и динамические потоки воздуха, вызвав резкий крен. Как ни старался лётчик выровнять Як-52, ему это не удалось. Задев постройки, самолёт повредил крыло и двигатель. Объятый пламенем, он рухнул посреди площади и ещё 50 метров нёсся по инерции, убивая и калеча людей...

    На Театральной площади началась паника: люди искали своих близких, стонали раненые... После того как травмированным оказали медпомощь, участок оцепила милиция. Начались следственные действия, опознание погибших. Через четыре часа о происшедшей трагедии напоминали только скошенные верхушки берёз.

    Власти города назначили для каждой пострадавшей семьи куратора от мэрии, были решены вопросы по погребению и финансовой помощи. Внесли пожертвования горожане. Всего для пострадавших было собрано более 60 миллионов рублей. Тагильчане ждали ответа на вопрос: "Кто виноват?".

    Руководил расследованием и поддерживал обвинение в суде Василий Калинин, занимавший в те годы должность транспортного прокурора:

Сегодня на Театральной площади установлен памятник жертвам авиакатастрофы 1993 года. Фото автора.

Сегодня на Театральной площади установлен памятник жертвам авиакатастрофы 1993 года. Фото автора.

    - За 22 года моей работы в прокуратуре это был самый трагичный случай в Нижнем Тагиле. После того как в течение девяти месяцев были досконально изучены все документы, проведены экспертизы, опрошены очевидцы, дело было передано в суд. Судебный процесс прошёл осенью 1994 года. В зале присутствовали 30 потерпевших и 27 свидетелей. Виновным был признан исполняющий обязанности начальника авиаспортклуба Фёдор Бушма. Он самовольно изменил программу выступлений, сократил мероприятия по подготовке и, кроме руководства полётами, выступал на показе в роли комментатора, что тоже недопустимо. Когда я спросил у подсудимого, почему он рекомендовал пилотам снизить высоту и пройти на высокой для такого самолёта скорости, Бушма ответил, что задумал сделать выступления более зрелищными. Авиаклуб переживал трудные времена, и его начальник хотел привлечь внимание молодёжи и возможных спонсоров к этому виду спорта.

    Фёдор Бушма был осуждён на шесть лет лишения свободы с отбытием наказания в колонии-поселении. Среди тагильчан бытовало мнение о том, что ответственность с ним должны разделить и городские власти. Однако в действиях администрации ни следствием, ни судом состава преступления не обнаружено.

Галина СОКОЛОВА.

    Литература: Газета "Областная газета" от 08.05.2013.

9 мая 93-го

К 20-летию трагедии на театральной площади

    9 мая для тагильчан – это не только День Победы, но и день скорби

    В этот день в 1993 году на Театральную площадь города во время показательных выступлений Нижнетагильского авиаспортклуба на театральную площадь рухнул самолет Як-52. Воздушный праздник в честь Дня Победы обернулся для города и его жителей огромным горем.

    Трагедия произошло после традиционных парада и эстафеты на приз газеты "Тагильский рабочий", однако на площади еще оставалось много людей, пришедших посмотреть авиа-шоу. В результате падения самолета 18 человек погибли, 37 получили тяжелейшие травмы.

    Забыть такое невозможно. Воспоминания спустя 20 лет.

Аркадий ЧЕРНЫШЕВ: "пролетел метрах в 50 от нас, а потом упал и загорелся..."

    Ежегодно 9 мая, примерно в 13.32-13.34 (время, когда случилась авиакатастрофа), я прихожу к памятнику, установленному в память жертв той трагедии. Вспоминаю погибших, благодарю Бога, что выжил сам…

    В тот День Победы я, в ту пору фотокорреспондент газеты "Тагильский рабочий", сделал фотографии парада, эстафеты и ждал авиашоу.

    Тогда я плотно занимался парашютным спортом и лично знал как летчиков, собирающихся пилотировать самолеты – Александра Данилова, Александра Ботова и Виктора Шитова, так и и.о. начальника авиаклуба Федора Федоровича Бушму. Могу сказать, что все были настроены на то, что шоу будет зрелищным и красивым: ребята не единожды отрабатывали трюки на аэродроме, над акваторией пруда и были уверены в своих действиях.

    Я и еще несколько знакомых стояли почти на том месте, где сейчас находится обелиск. Когда над головой проносится вся эта громадина, ты мало что соображаешь… Первое касание, крылом, самолет сделал за ограждение туалета, второе – метрах в 50-ти от нас, а потом упал и загорелся прямо на Театральной площади. Тогда я не думал, что делаю, и что со мной происходит. Машинально (по-видимому, сработала профессиональная реакция) я нажал на кнопку спуска фотоаппарата. У меня был "Никон"-автомат, и я автоматически, не осознавая, отснял всю пленку. Потом убрал фотоаппарат и стал помогать подъехавшим медикам грузить пострадавших.

 

     

Фото Аркадия Чернышева

Фото Аркадия Чернышева

Фото Аркадия Чернышева

Фото Аркадия Чернышева

Фото Аркадия Чернышева

Фото Аркадия Чернышева

    Когда все закончилось, пошел домой. Дома попытался снять запачканные кровью и копотью штаны – и не смог. Оказалось, что правая нога сильно распухла: уже потом, по снимкам, выяснилось, что ее задел магнето – прибор, посредством которого производится запуск двигателя в самолете.

    После выхода газеты со сделанными мной фотографиями (в том номере, целиком посвященном трагедии, было опубликовано примерно 30 снимков), меня многие спрашивали: "Зачем было посвящать целую газету такому скорбному событию"? Мое мнение за эти годы не изменилось: такие репортажи нужно делать во избежание слухов. После той катастрофы появилось множество домыслов: мол, летчик был пьяным, летел не один, а с кем-то на месте второго пилота и т.д. Все это было неправдой.

    Был суд, где я выступал как свидетель. Стоял вопрос о запрете на все полеты, на выступления парашютистов, вообще о закрытии авиаклуба… Я говорил это тогда, говорю и сейчас, спустя 20 лет: да, случилась страшная трагедия, погибших в ней людей не вернуть. Но, как бы жестко это не звучало – у нашего клуба – богатая история, отсюда вышло немало летчиков и парашютистов, защищавших и защищающих страну как в годы Великой Отечественной войны, так и в современное время. И сегодня его работники – летчики, инструкторы парашютного спорта – заняты нужным и значимым делом.

    Что касается виновных в трагедии, то таковым суд признал тогдашнего и.о. начальника авиаклуба Федора Бушму. А ведь разрешение на проведение авиашоу давала администрация города (без этого никто бы его устраивать не стал), кроме того, добро на эти выступления дало и областное РОСТО. На мой взгляд, все свалили на одного человека, а это просто неприлично.

 

Илья КОЛЕСОВ: "Черная метка"

    Мне было 9 лет. В тот день я взял фотоаппарат "Смена" и поехал на Театральную площадь. Я тогда ходил в фотокружок при дворце творчества и вообразил себя репортером. Снимал парад, эстафету, а вот авиашоу не дождался. Однако, одним моим снимком заинтересовались в газете "Тагильский рабочий" и даже напечатали его через год, в годовщину трагедии. И вот почему…

    Сейчас мне даже страшно представить, как это я так: совсем маленький, взял и поехал фотографировать. Ничего не боялся. Времена что ли были другие... Поснимал на параде и немного на эстафете. Вспомнил, что мы с мамой собирались встретиться у ее знакомой, чтобы всем вместе отправиться на прогулку. Приехал. Но мама задерживалась. Вдруг мы услышали вой сирен пожарных машин (дом знакомой находился неподалеку от проспекта Ленина). Затем пришла мама, она была очень напугана – новость о падении самолета разлетелась быстро, а мобильников тогда еще не было…

Фото Ильи Колесова

Фото Ильи Колесова

Фото Ильи Колесова

Фото Ильи Колесова

Фото Ильи Колесова

Фото Ильи Колесова

    Чуть позже, к вечеру, мы вышли пройтись. С Театральной уже убрали тела и обломки самолета. Но я запомнил, что на площади очень сильно пахло кровью. Такой железный запах. Мама со знакомой присели на лавочку, а я крутил головой по сторонам и пару раз щелкнул фотоаппаратом.

    В лаборатории кружка я проявил пленку и обнаружил странное пятно на одном из кадров: в небе над прудом зависла темная точка. Когда руководитель нашего кружка увидела пленку и отпечаток, она сказала, что это не похоже на дефект пленки или проявки. Более того, она рассказала, что на фотографиях с видами городского пруда, храма Александра Невского такие темные пятна появлялись не только у меня, тагильским фотографам это явление уже знакомо. Она посоветовала отнести снимок в редакцию газеты "Тагильский рабочий". Я принес, фотокорреспондент рассмотрел снимок, затем попросил пленку, с которой он был сделан. Тщательно ее изучал, затем сказал, что пятно действительно не брак и не монтаж. Снимок напечатали через год после трагедии. Не берусь утверждать, что падение самолета было связано как-то с мистическим пятном или наоборот. Однако это и не дефект пленки. Одно могу сказать – у этого дня, 9 мая 1993 года, точно такой же цвет, как у артефакта на фото. Он черный.

 

Тимофей ДУБИНИН: "Чиновники об аварии стараются не вспоминать"

    Время летит быстро, незаметно и безвозвратно. Вот уже минуло двадцать лет со дня страшной авиакатастрофы, произошедшей на Театральной площади. Хорошо помню тот тёплый солнечный день. Над акваторией пруда и центром города летали два или три учебных самолёта тагильского авиаклуба ДОСААФ. Была тогда ещё такая организация добровольного содействия армии, авиации и флоту. Пилоты пытались продемонстрировать что-то вроде авиашоу. Разумеется, без разрешения городской администрации самолёты летать над городом не могли. Полеты, к сожалению, закончились трагедией. Что случилось с одним из самолетов, доподлинно не знаю, но в один из моментов машина перестала слушаться пилота и рухнула на площадь прямо перед театром, сметая людей на своём пути.

    Я оказался на месте трагедии спустя пару часов. Погибших и раненых уже увезли, а кровь с площади оперативно смыли с помощью пожарных машин. Лежали только ещё не убранные останки самолёта и тут же – обломки детского велосипеда. Вокруг оцепления было много людей, но стояла тишина, настолько сильным было потрясение. Сделал несколько кадров погрузки в мусорную машину того, что осталось от самолёта. Тогдашний фотокорреспондент газеты "Тагильский рабочий" Аркадий Чернышев волею судьбы оказался на месте катастрофы буквально спустя несколько минут. Ему выпала нелёгкая доля снимать растерзанные тела погибших людей. Вскоре в газете опубликовали целую серию этих страшных фотографий. В тот постсоветский период, когда всё, что ранее запрещалось, стало разрешено, руководство редакции решило, что читателям это надо видеть. Считал и считаю, что подобные снимки публиковать неэтично.

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

    Прошло немного времени, и определились с виновным "стрелочником". Им оказался начальник аэроклуба. Разумеется, из администрации города никого к ответственности не привлекли. Спустя года два на месте трагедии, в скверике, установили памятный знак в память о жертвах авиакатастрофы. За все прошедшие двадцать лет ни разу с высокой трибуны во время митинга и демонстрации в честь Дня Победы не прозвучали слова о погибших невинных людях, дабы помянуть их минутой молчания. Чиновники об аварии стараются не вспоминать, но родственники погибших и раненных никогда этого не забудут, да и простые неравнодушные горожане тоже.

    Комментарии к статье Тимофея Дубинина:

    "Точно! Бросили людей один на один с бедой... И стыдливо заткнулись... Не хватает смелости поминать ежегодно жертв трагедии, погибших не на войне, а по вине амбициозных чиновников. Можно ведь исправить эту ситуацию? Думаю - МОЖНО! и НУЖНО!"

    "Как верно Вы написали: никогда с трибуны 9 мая не звучали слова о трагедии 1993 года. Как же хочется, чтобы эта минута молчания была".

 

Елена КАСУНОВА: "Буквально снесло волной".

    Как сейчас помню, этот день был удивительно погожим, солнечным. Людей на Театральной площади было много, и никто не торопился расходиться, хотя парад давно закончился.

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

    Мы с семьей тоже гуляли неподалеку. Старшая дочь тогда училась в 5-м классе и, как взрослая, ушла праздновать День Победы без родителей, с подругами. Младшей было всего 3 года, и когда упал самолет, ее буквально снесло волной. Малышка упала, расцарапала колени и локти. Мы сначала не поняли, что случилось, услышали страшный грохот. Потом увидели, как по дороге летит винт и, словно серп, скашивает людей. Люди были в смятении, никто не понимал, что случилось, все были в шоке, все искали своих близких. Мы с мужем очень переживали за старшую дочь, она, к счастью не пострадала и даже не видела падение самолета. Но в этой страшной трагедии у нее погибла подруга, Маша Трухнина.

    На площадь мы в тот день не вернулись, потому что были напуганы, да еще на руках был маленький ребенок. Но позже на кустах, на деревьях, растущих недалеко от площади, я видела бантики, детские пинетки. Много людей погибло, многие пострадали, стали инвалидами. Помню списки имен и фамилий, словно в страшном сне – не стало целых семей.

    Не верится, что прошло 20 лет. Наши дети уже выросли, но они все равно помнят этот страшный день. Да все, кого как-то коснулась эта трагедия, помнят. Такое нельзя забывать ни в коем случае.

 

Оксана ВИТАЛЬЕВА: "Было предчувствие, что добром это не закончится..."

    Тот день, 9 мая 1993 года, выдался теплым. На площади собралось масса народа, ведь программа празднования Дня Победы обещала много интересного. После традиционной легкоатлетической эстафеты на приз газеты "Тагильский рабочий" никто не расходился, все ждали показательного выступления команды авиаклуба. Но оно все не начиналось... Самые нетерпеливые уходили, и слава богу, иначе жертв было бы больше! Собрались и мы с детьми уезжать (приехали со Старателя на велосипедах), но вдруг услышали звук моторов и увидели, как над гладью пруда взмывает в воздух крылатая троица самолетов.

    Мы устремились обратно и заняли самую "удачную" для просмотра действа площадку. Ту самую, где стоит теперь памятник погибшим.

    Окружающие на нас заворчали: "И так места мало, а вы тут еще с велосипедами своими мешаете людям!" Пришлось нам сменить дислокацию и уйти к трибунам – как нам показалось, в не менее замечательное место, ведь прямо над нами, почти доставая брюхом деревья, самолеты улетали в направлении рынка, там разворачивались и делали новый круг под ликование толпы.

    Признаюсь, мне было жутковато ощущать, как в нескольких метрах над головой мчится железная громада самолета, и, поверьте, было предчувствие, что добром это не закончится...

    После очередного витка из-за пригорка, на котором стояла основная часть зрителей, вверх взмыли только два самолета, третьего все не было, и вот он, наконец, показался и...в падении, крылом разрезая толпу, кувыркаясь по людям, упал на Театральную площадь. Мы побежали к нему, под наши ноги выкатился выпавший из самолета высотомер, на котором стрелка навсегда остановилась на нулевой отметке.

Фото Тимофея Дубинина

Фото Тимофея Дубинина

    Сначала все наше внимание было направлено на горящий самолет, который быстро потушили как из-под земли возникшие пожарные. Жив ли летчик? Что с ним? Мы еще не поняли, что пилот – не единственная жертва трагедии, так как вокруг первое время стояла гробовая тишина – ни криков, ни стонов пострадавших. Все были в шоке.

    Помню, как я ходила вокруг этого месива, как на меня спокойно смотрела женщина с обрубками ног – просто белые кости, и ничего, даже крови не было. Как мне потом сказали, так бывает при болевом шоке.

    Когда все начали приходить в себя, раздались крики, плач, обезумевшие матери искали своих детей: "Маша! Сережа! Настя!..." Хорошо, что из окон больницы и роддома увидели трагедию. Оттуда прибежали врачи, медсестры с носилками. Все, кто был в состоянии, молча таскали убитых и раненых в приемный покой. Я была с детьми и в ожидании папы, который принимал в этом участие, все закрывала им руками глаза и говорила:

    – Не смотрите! Не смотрите!

    Только потом, когда всех уже унесли с площади, приехали "скорые".

    ...Погибших, конечно, не вернуть, как и не сделать здоровыми людей, ставших инвалидами в тот роковой день 9 мая. А мне до сих пор периодически снится сон: в абсолютной тишине настигает падающий самолет, и никуда от него не скрыться.

* * *

    Спортобъединение "Авиатор" и сейчас действует в Нижнем Тагиле, но над центром города местные пилоты с тех пор не летают.

    Авиаклуб и администрация города до сих пор выплачивают денежные пособия жертвам трагедии, получившим наиболее тяжелые травмы.

    Литература: Газета "Тагильский вариант" №14(109) от 18.04.2013; №16(111) от 16.05.2013.

Самая массовая трагедия в истории Нижнего Тагила

Воспоминания об авиакатастрофе на Театральной площади 20 лет спустя

Искалеченные судьбы

9 мая 1993 года    9 мая вся страна празднует День Победы. Для Нижнего Тагила, по злой иронии судьбы, этот праздник обернулся днем скорби. Трагедия, произошедшая на Театральной площади 9 мая 1993 года, стала "Кровавым воскресеньем" в истории города.

    Начинался праздничный день как обычно: парад Победы, поздравления ветеранов, легкоатлетическая эстафета на приз газеты "Тагильский рабочий". В центре города толпился народ. Погода, как вспоминают очевидцы, выдалась теплой и солнечной. После награждения легкоатлетов, три спортивных самолета ЯК-52 нижнетагильского авиаклуба, начали демонстрационные полеты над акваторией Тагильского пруда и Театральной площадью. Летчики выполняли виртуозные трюки, удивляя жителей города. Групповые выступления сменили индивидуальные проходы. Два пролетели филигранно, а третий самолет под управлением Александра Данилова рухнул на землю, прямо на толпу. Упав, корпус еще 50 метров бороздил по людям, калеча, рубя, унося за собой человеческие жизни. Следы крови, оставшиеся на площади, не удалось смыть до конца. Чтобы избавиться от отпечатков катастрофы, было решено положить новый слой асфальта перед Драмтеатром.

    Нина Ивановна Смирнова находилась на площади в тот день вместе с дочерью Светланой и маленьким внуком Артемкой. Злополучный самолет сделал женщин инвалидами.

    - Ощущение такое, будто бы все случилось вчера, а прошло уже двадцать лет… Помню, как мы оказались на земле в результате сильного удара. Мама была без сознания, а я все видела… – рассказывает Светлана Смирнова. - Видела, как она лежит вся в крови. Моего сынишку Артема, на момент трагедии ему было всего два с половиной годика, выбросило из коляски. Он получил травму головы. Я лишилась одной ноги, а вот мама потеряла обе… Отчетливо помню ту панику, шок, суету. Ко мне подбежал мужчина, и спросил: "Это ваш ребенок?", я кивнула. Артемку очень далеко откинуло. У меня спросили адрес, куда можно отвезти ребенка. Ну, а потом больницы, операции… Пока мы с мамой лежали по больницам, сынишка оздоравливался в санатории, был под присмотром родственников… Эта страшная трагедия, вспоминать о которой очень больно. Люди потеряли детей… Никакое время не залечит ран...

    - У дочки нет правой ноги. Левая ступня после аварии просто болталась, ее пришили. Также у Светы был открытый перелом костей ниже колена. Трагедия случилось 9 мая, а из больницы дочь выписали лишь в феврале 1994 года. На этом ее мучения не закончились, - вспоминает Нина Ивановна. - Когда мы приехали в Москву на протезирование, ко мне обратился научный сотрудник со словами: "Мамаша, придется ногу вашей дочке ломать". Я, конечно, заплакала, услышав это. Но, потом взяла себя в руки, ведь надо было ее поддержать. Новая операция продлилась шесть часов.

Восемь детей навсегда остались на Театральной площади

    Известно, что катастрофа унесла жизни 19 человек. Почти половину погибших - дети. Одной из них, Наташе Шмаковой было всего 11 лет. Вместе с другой погибшей - Женей Додулиной, девочка пришла на площадь поболеть за брата Серёжу, который участвовал в эстафете. После награждения спортсменов, подруги решили остаться на площади, посмотреть авиашоу. Остались, как выяснилось навсегда…

    Из воспоминаний Софьи Шмаковой, мамы Наташи:

    - Я услышала о катастрофе в больнице, где лежала на тот момент. Пришла в процедурный кабинет на укол, там увидела телерепортаж о падении самолета. Сотовых телефонов тогда не было, я позвонила соседям на домашний. Они сказали, что только что видели старшего сына Сергея. Тот катался на велике возле нашего дома. После этого, даже как-то успокоилась, потому что утром меня навещал муж, он сказал, что Наташа дома, а сын на эстафете, бегает за школу. Это потом я узнала, что Сережа не просто катался, а разыскивал папу, как раз, чтобы сообщить о самолете, и о сестренке, оставшейся на площади. Муж был в гараже, занимался ремонтом. Они с сыном сразу же побежали в милицию, на Красную, 10. Оттуда, их повезли в морг, на опознание тела. Так вот и узнали о гибели нашей Наташи... Родственники не решились в тот вечер сообщать мне о трагедии, а лишь на следующее утро приехали в больницу. Я увидела их, и сразу все поняла. Помню, как закричала: "Кто?!". Тот страшный день разделил нашу жизнь на две половины… До и после гибели. Наша дочка была очень доброй и одаренной девочкой. Училась в художественной школе, хорошо рисовала. А самое главное, не смотря на юный возраст, как-то чувствовала людей, старалась помочь, всегда находила нужные слова… Вот уже на протяжении 20 лет, из года в год, 9 мая мы едим на кладбище к доченьке. День Победы перестал быть праздником для нашей семьи. Теперь это день скорби. Праздничная дата обернулась горем, нарушив все планы и мечты.

Кто отвечал перед законом, а кто перед совестью

    Через несколько минут после трагедии на Театральной площади поднялся настоящий гул. Очевидцев терзал вопрос: "Кто виноват?", "Почему это произошло?". Воздушный Кодекс СССР запрещал демонстрационные полеты над населенными пунктами. Отступление от него, как сообщала "Областная газета" от 1994 года, допускались в порядке, определяемом Совмином СССР. "А нет Совмина СССР, значит, уровень согласования спустился до областного. Программа полета в области была утверждена, однако не было речи об одиночных проходах каждого из трех самолетов, не было речи о выполнении над головами зрителей фигур высшего пилотажа, вообще не было речи о полетах над местами скопления людей" - продолжает "Областная газета".

    Самолеты должны были летать над акваторией Тагильского пруда. Совместным решением авиаклуба и городской администрации, место полетов было перенесено на площадь.

    Суд по делу о трагедии на Театральной площади состоялся в 1994 году. Во время следствия выдвигались самые невероятные версии случившегося. По одной из них, авиакатастрофу приравнивали к спланированному теракту, которые в "девяностые" не были редкостью. Но эта версия не подтвердилась. Судебные слушания длились две недели. Родственникам погибших и пострадавшим не хватало места в зале суда. От тяжелых воспоминаний, людям становилось плохо, приходилось делать паузы. За это время Администрация города, не проявила к процессу никого интереса. Лишь заместитель главы города Вера Кащенко единожды явилась в зал суда для дачи показаний. На этом все.

    Следствие выявило ряд нарушений, допущенных при подготовке к полетам. Они и стали причиной катастрофы. Судья Шадрин вынес обвинительный приговор. По мнению суда, виновным оказался Фёдор Бушма, лишь два месяца исполняющий обязанности руководителя авиаклуба. Он получил наказание в виде шести лет колонии-поселения. Подсудимый был взят под стражу в зале суда. Свою вину и.о. руководителя признал лишь частично.

    Сторона обвинения в действиях Администрации города вины почему-то не усмотрела. Свою позицию прокурор Василий Калинин пояснил следующим примером:

    - Вы едите в машине с шофером и страшно спешите. Вы спешите и торопите водителя. Тот давит на газ, выжимает все возможное из машины. Стрелка спидометра, дрожа, ползет вправо, еще, вправо, еще… Удар – вы сбили пешехода. Отвечать перед судом будет водитель, так как не в ваших, а в его действиях закон усмотрит эту самую причинно-следственную связь. А вам отвечать перед совестью.

    Фёдор Бушма во время катастрофы тоже находился на площади, руководил полётами и комментировал зрелище. По словам близких, он с болью вспоминает о том дне, каждый год 9-го мая старается лишний раз не выходить на улицу. Двадцать лет Фёдор Бушма не давал комментарии журналистам.

    - Для меня это большая трагедия, о которой не хочется вспоминать. Самолет пролетел над моей головой. Я потерял друзей, товарищей. Я свое отсидел, понес наказание. То, что осталось внутри, то, что снится по ночам – это мое, личное… На суде было сказано все. Наш праведный суд вынес мне одному обвинительный приговор, не посчитав нужным разобраться. Никаких апелляций с моей стороны не было. Я своё отсидел.

    Одному из пострадавших - Матвею Трухнину авиаклуб до сих пор выплачивает денежную компенсацию.

    Администрация города оказывает поддержку наиболее тяжелым жертвам трагедии.Сейчас их, включая Трухнина и Смирновых, осталось четыре человека. Все - инвалиды первой группы.

    Как сообщила Агентству новостей "Между строк" начальник управления социальных программ и семейной политики Лия Мигунова, эти люди получают ежемесячное муниципальное пособие в размере государственной пенсии.

    - Помимо пенсии, ежегодно, город выделяет пятьсот тысяч рублей, которые делятся между четырьмя пострадавшими. Оплачиваются услуги социального работника для семьи Смирновых. Каждый год все четверо отдыхают в санаториях. Несмотря на официальное постановления суда, о том, что в произошедшей катастрофе вины Администрации нет, город продолжает помогать жертвам – поясняет Лия Мигунова.

    Город оплатил похороны 19-ти погибших. Спустя год, на месте трагедии установили памятник. На его открытии мэр Николай Диденко произнес следующие слова:

    - Этот мемориальный знак не только вечная память о трагическом событии, но и постоянное напоминание о том, как хрупка человеческая жизнь, и как бережно к ней надо относиться.

    С тех пор каждый год в день трагедии, в 7:50 утра, чиновники администрации города возлагают цветы к памятнику жертвам самолёта. В год двадцатилетия самой массовой катастрофы исключения не сделали – 10 минут скорби о случайных жертвах. Затем день пройдет по традиционному праздничному сценарию – парад Победы, эстафета на приз газеты "Тагильский рабочий".

20 лет спустя…

    - Пережить пришлось многое. Но мы остались живы. Поддерживаем друг друга, боремся с трудностями, не опускаем руки, и даже стараемся хорошо выглядеть. Мой сын Артем, теперь уже совсем взрослый. В этом году он заканчивает Педагогическую академию, физико-математический факультет. Все эти годы, мы, несмотря на полученные травмы, занимались ребенком. Выписывали книги, смотрели, чтобы он хорошо учился. Порой, помогал социальный работник, сводить сына в ту же поликлинику, иногда сама нанимала такси. Одним словом, боролись и боремся с трудностями, как можем – не падает духом пострадавшая Светлана Смирнова.

Оксана ИСУПОВА.

    Литература: Агентство новостей "Между строк", 09.05.2013. mstrok ru/?id=312

Главная страница