Скорбященский монастырь

Крестовоздвиженский собор    Скорбященская церковь построена на средства нижнетагильского купца И. И. Сергеева. Сергеев исполнил завещание своего отца, который оставил сыну 2500 рублей для строительства храма.

    Его возводили с 1864 по 1866 годы в честь иконы Божьей матери "Всех скорбящих радость" на том месте, где еще в 1855 году архимандритом Израилем из Новгорода был выложен крест Иерусалимскими камнями.

    По грамоте архиепископа, первоначально церкви назначено было быть кладбищенской. Но так как территория, предназначенная под церковь, находилась около пруда, то место под кладбище решили отвести несколько в стороне, за трактом.

    Построенная в середине XIX века, церковь стояла неосвященной на протяжении 20 лет посреди леса и без ограды. Наконец, в 1884 году для присмотра за ней 14 женщин-прихожанок решили просить у заводчика Демидова землю, чтобы основать там свою общину. Демидов дал добро, и в скором времени на полученных от него двух десятинах земли прихожане поставили дом с надворными постройками, перевезенный целиком из села Воскресенское (ныне - село Шиловка). Его пожертвовала церкви одна из насельниц обители М. Е. Белоусова. Однако Пермская консистория, приняв во внимание, что двух десятин земли и одного дома недостаточно для основания общины, постановила организовать на ее месте богадельню.

    С 1884 года церковь находилась в ведении притча и старосты Введенской церкви, к которой она была приписана, и священник отец Иоанн Флавианов помогал женщинам вести образ жизни по монастырскому уставу. Прихожанки прилагали все усилия для увеличения своего капитала. Они организовали различные мастерские: белошвейную, цветочную, чеботарную (всего - девять), построили кирпичные сараи для выделки кирпича. Помогали им в этом деле и тагильчане. Так, Входо-Иерусалимское общество пожертвовало женщинам свою землю и сенокосные угодья, а пахотную землю на реке Вязовка для церкви передал мастеровой С. А. Морозов.

    По воспоминаниям старых тагильчан, женщины работали в поле сами, без наемных рабочих, "в черных одеждах, на лошадях черной масти...". Со временем насельницы создали крепкое подсобное хозяйство и увеличили доходность богадельни посредством хлебопашества и сенокошения, продажи кирпичей, скота, изделий своих мастерских. При церкви была организована школа для девочек.

    16 июня 1902 года состоялось долгожданное открытие общины, а 14 октября 1904 года община, в которой на тот момент проживало уже около 100 женщин, получила статус Монастыря. Его настоятельницей стала монахиня Мария (в миру - Феозва Крузе).

    Празднество по случаю открытия монастыря назначили на 26 мая 1905 года, и к этой дате приурочили закладку Вознесенской церкви. Храм из красного монастырского кирпича был освящен в 1915 году. Главный престол церкви возвели в честь Вознесения Христа, левый был посвящен Серафиму Саровскому, а правый - Николаю Чудотворцу и Симеону Верхотурскому.

    После Октябрьской революции, в 1923 году, монастырь был закрыт, и только в наше время, в 1998 году, началось его восстановление.

    ...Просматривая старые епархиальные ведомости, я нигде не встретила названия "Крестовоздвиженская", которым в советское время именовали Вознесенскую церковь Скорбященского монастыря. Лишь в "Словаре Верхотурского уезда Пермской губернии" 1910 года издания было написано, что "...В настоящее время всех церквей в Нижнем Тагиле: православных - 7, единоверческих - 2, австрийская - 1 и старообрядческих - Казанская и Красильниковская и Крестовоздвиженский женский монастырь".

    Что за старообрядческий Крестовоздвиженский женский монастырь? Когда и почему это название было перенесено на Вознесенскую церковь Скорбященского монастыря?

Ольга ЛАПИНА,

экскурсовод-краевед.

    Литература: Газета "Тагилка" от 01.07.2010. №13(97).

 

Монастырь на Иерусалимских камнях

    Так получилось, что единственный в дореволюционном Тагиле женский монастырь прошел в своем развитии путь длиной почти в 20 лет прежде, чем получил монастырский статус. Хотя закладка первой его церкви во имя иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радости", давшей название будущей иноческой обители, произошла поистине по промыслу Божьему.

    В 1855 году из далекого Новгорода приехал к нам сюда, на Урал, настоятель Отенского монастыря архимандрит Израиль. Ему чудесным образом было открыто, что в горнозаводском поселке господ Демидовых должен быть именно такой храм, и он собственноручно обозначил его местонахождение, выложив на земле большой крест из камней, которые привез из Иерусалима. Что было с ним на Святой Земле, какое он там получил извещение Вышних Сил, мы не знаем и не узнаем уже никогда. Но то, что Божия воля коснулась именно нашего города, можем наблюдать воочию. Потому что и сегодня стоит она, маленькая и аккуратная, как пасхальный куличик,- Скорбященская церковь, и никакие исторические бури не смогли сломать и сломить ее стены, в основание которых положены иерусалимские святыни. Как говорят благочестивые люди, сильнее их нет ничего на свете.

    Первая Мария, крестьянская вдова, жительница Нижнетагильска Верхотурского уезда по фамилии Навзорова, написавшая письмо-ходатайство о желании четырнадцати тагильчанок обосновать около этой церкви женскую обитель, не была монахиней. И так ей и не стала. Потому что высшее церковное начальство сначала разрешило открыть в Тагиле только богадельню, которая лишь через десять лет получила возможность именоваться… не монастырем, нет, всего-навсего женской общиной.

    Прошло еще около восьми лет пока другая Мария (Крузе) смогла надеть монашескую одежду и возглавила Нижнетагильский Скорбященский монастырь в сане игуменьи. К тому времени в нем было уже 140 сестер, живущих общежительно и соблюдающих богослужебный уклад и строй жизни. Можно только восхищаться и удивляться их терпению и настойчивому желанию во всей полноте ощутить эту самую монашескую жизнь.

    Годы безбожного большевистского плена, когда вся страна стала сплошным ГУЛАГом, пролетели и над Скорбященским монастырем, где за колючей проволокой томились сначала взрослые, а потом малолетние преступники, вся вина которых заключалась в том, что у них были какие-то "не такие " родители или родственники.

    Когда подошло время вынужденных перемен в политическом строе и пришлось возвращать разграбленное церковное достояние, вновь воскрешенный Нижнетагильский женский монастырь оказался на территории Детского городка, где волею судьбы собрались в одном месте воистину скорбящие маленькие жизни, которым государство в силу своих обязанностей должно было помочь встать на ноги.

    Судьба… Верующие люди говорят, что слово это происходит от двух – суд и божий. И Он распорядился так, что и в наши дни в Скорбященскую женскую обитель пришла еще одна Мария – ее новая настоятельница игуменья матушка Мария (Сташевская). Ей 45 лет. Родом она из Ставрополья, но долгие годы прожила в Белорусии, откуда и началась ее дорога к храму.

    Судя по сохранившимся источникам, до революции женская иноческая обитель пользовалась добрым вниманием и расположением со стороны местного дореволюционного общества, а также славилась не только благочестием сестер, но и трудами их рук, которые и хлебопашеством занимались, и женскими рукоделиями, и кирпичи лепили, и книги переплетали. У сестер был постоянный источник обеспечения для безбедного существования женской общины. Они добровольно установили строгий порядок наблюдения за своей жизнью и поведением. И добивались 20 лет, чтобы присвоить статус монастыря. Многие из них так и умерли, не став монахинями и не получив этого звания земного ангела.

    Уже более 15 лет идет восстановление монастыря и, в частности, Вознесенского кафедрального собора. А он на виду и при въезде в город, и из многих мест внутри Тагила. Но дальше установки большого купола дело что-то не пошло. Все опять упирается в годы и даже десятилетия труда многих людей во славу Божию и упорное сопротивление врага рода человеческого этим благим намерениям. В 2013 году исполняется 100 лет со дня освящения этого красавца-храма, который задумывался как кафедральный для викарного епископа. А сегодня, когда в Нижнем Тагиле есть настоящая кафедра и действующий епископ, сам Бог велел нам объединить усилия церкви, городских властей и рядовых тагильчан и восстановить попранную святыню.

Людмила ГЛАДКОВА.

    Литература: Газета "Тагильский вариант", №1(50) от 19.01.2012.

 

Вознесенскому собору - 100 лет

    Те, кто оказывается на Малой Кушве около женского монастыря, не могут не заметить четыре главы-луковки удивительной красы у подножия Вознесенского собора. Для глав летом был изготовлен металлический каркас. Кровельщики, мастера своего дела, обшили его специальным металлом – нитридом титана. Недавно владыка Иннокентий, епископ Нижнетагильский и Серовский, совершил освящение крестов. Их установили в готовые купола, которые затем подняли на кровлю Вознесенского собора.

Время трудов и скорби

     

Вознесенский собор

Вознесенский собор

    Известно, что в конце XIX столетия на Малой Кушве возникла богадельня. Впоследствии она была переименована в женскую общину, а в 1904-м получила статус монастыря. Более 100 лет назад проживающие в нем сестры задумали построить Вознесенский собор. Расположенная неподалеку Скорбященская церковь стала мала для всех прихожан.

    ...Многое на своем веку повидал монастырь. В 1920 году на его территории организовали концлагерь, двумя годами позже – детский дом. Вознесенский собор во время Великой Отечественной войны приспособили под овощной склад. Попранный, опустелый, обезглавленный, он простоял не один десяток лет.

    Искорка жизни затлела здесь вновь только в 1993 году: начал действовать православный приход, а через пять лет и сам монастырь. По рассказам, с его территории вывезли неимоверное количество машин мусора. Сестрам, на правах аренды, выделили небольшое двухэтажное строение. Трудами игуменьи Кириллы Суворовой в здание было проведено отопление, вставлены новые рамы. Увы, труды были напрасны: неизвестные разбили окна, а трубы варварски вырвали. Настрадалась, намучилась матушка игуменья, тяжело заболела. Она почила 6 ноября 2011 года, в день памяти иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость". Для верующих кончина матушки Кириллы в этот праздник – знак признания ее трудов Богом.

    Новый этап в судьбе монастыря произошел в декабре 2011 года, когда из Владимирской области сюда приехали четыре насельницы во главе с матушкой Марией.

Реконструкция или реставрация?

    В полдень в монастыре тихо. Бригада рабочих трудится размеренно, сплоченно. Несколько человек готовят раствор. Кадку с помощью импровизированного подъемника поднимают на крышу. Постепенно на западном портале еще для двух куполов выкладываются "шейки". На очереди замена кровли.

    Преображение идет исподволь, по крупицам. Матушка Мария, стоящая теперь во главе всех начинаний, рассказывает, что проект восстановления собора был разработан еще в начале 2000-х годов. Тогда же начались первые изменения, но затем работы были приостановлены.

    Ознакомившись с документацией, она была удивлена, что в проекте вместо понятия "реставрация" значилось "реконструкция".

Мемориальная доска

Мемориальная доска

    - Задача была поставлена неверно, - говорит она. - Отсюда и соответствующий подход к ремонтно-восстановительным работам. К примеру, кладка большого центрального барабана была выполнена из пустотелого кирпича, чего нельзя допускать в таком крупном сооружении. Внутри собор оштукатурили цементным раствором, а это категорически запрещено. Цемент притягивает влагу. Она скапливается в штукатурке и вырывает ее вместе с кирпичом. Зимой постараемся отбить большую часть штукатурки, а потом нанесем на стены сложный известково-цементный раствор.

Дающая рука не оскудеет

Вознесенский собор

Вознесенский собор

    Без помощи прихожан дело едва ли сдвинулось бы с мертвой точки. Люди жертвуют для восстановления собора свои средства. Иногда это очень крупные суммы.

    Восстановление собора наконец-таки продолжено и каждый тагильчанин может поучаствовать в этом историческом событии.

    Близится к завершению восстановление куполов женского монастыря в Нижнем Тагиле. В конце сентября купола установлены на своё законное место, где они будут радовать людей своим блеском и красотой.

    Купола не являются позолоченными.. Купол облицован нержавеющей сталью, покрытой натрийтитаном. Такое покрытие может выдержать пару веков.

    31 октября 2012 года, в память о репрессиях сталинского периода – тех узников концлагеря, который размещался на территории монастыря с 1920-го по 1922 годы, - на здании Вознесенского храма Скорбященского православного монастыря была открыта мемориальная доска, изготовленная тагильским скульптором Александром Брусницыным.

    Инициатором ее установки явились члены общественной организации "Мемориал". В 2012 году ими при лаборатории "Историческая информатика" Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии была создана инициативная группа по увековечиванию памяти спецпереселенцев, заключенных и трудармейцев, репрессированных по политическим мотивам и прошедших через ужасы Тагиллага.

    На открытии памятной доски выступили епископ Нижнетагильский и Серовский Иннокентий, члены "Мемориала", репрессированные и другие граждане Нижнего Тагила. Профессор, доктор исторических наук В.М. Кириллов в своем выступлении, в частности, рассказал об истории Тагиллага и напомнил собравшимся о связи прошлого и нынешнего времени, отметив, что достижение никаких государственных целей нельзя оправдать человеческими жертвами, уничтожением миллионов сограждан.

Анастасия ВАСИЛЬЕВА, Михаил ЗОЛОТУХИН.

    Литература: Газета "Тагильский рабочий" от 16.11.2012; газета "Тагильский вариант", №31(80) от 13.09.2012; газета "Тагильский вариант", №38(87) от 01.11.2012.

 

"Жемчужина" Нижнего Тагила

    Жители Нижнего Тагила знают Скорбященский собор женского монастыря – здание из красного кирпича, расположенное на Кушве вблизи двух крупных вузов города. Это некогда полуразрушенное строение напоминало людям о временах, когда церкви превращались в склады, библиотеки, а то и вовсе – колонии. На их восстановление уйдут долгие годы.

    Век назад всю обширную площадь на берегу речки Малая Кушва занимали монастырские владения. В 1880-х годах на Нижнетагильском заводе существовала богодельня "для призрения вдов и сирот". На ее основе образовалась женская община, которая только в 1904 году указом священного Синода обрела статус женского монастыря. Скорбященская женская обитель имела два храма: в честь иконы Божией Матери "Всех Скорбящих радость" и трехпрестольный – с центральным престолом в честь Вознесения Господня и двумя боковыми в честь преподобного Серафима Саровского и великомученицы Екатерины. Изначально они закладывались как кладбищенские и были построены благодаря мещанам и сестрам, которые сами делали кирпич. В 1913 году после торжественного поднятия восьми крестов на здания обители, собор был переименован в Крестовоздвиженский.

    В районе Корабельного мыса находились кирпичные сараи, а на реке Ольховке – большое молочное хозяйство, покосы, пасека. Монастырь славился мастерицами рукоделия и благотворительностью. Здесь действовали школа для девочек из бедных семей, а также богадельня для старушек.

Крестовоздвиженский собор

Крестовоздвиженский собор

    В 1919 году с приходом Советской власти монастырь закрыли, кладбище снесли.

    Какое-то время сестры еще жили здесь, пытались приспособиться к новым условиям и организовали сельхозкоммуну "Улей", но в скором времени все-таки были изгнаны.

    Жители Тагила еще несколько лет продолжали приходить к стенам монастыря, где два года в нем размещался концентрационный лагерь. В 1923 году здания отдали под нужды детского дома № 1. Скорбященская церковь была переделана для размещения библиотеки и репетиций духового оркестра. В здании собора располагались складские помещения.

    В книге Сергея Булгакова "Русские монастыри в 1913 году" написано, что новое рождение нижнетагильские храмы получили спустя аж 70 лет, в 1993 году. Тогда они с небольшой прилегающей территорией были переданы Крестовоздвиженскому приходу, а спустя пять лет по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и решению Священного Синода возрожден Скорбященский женский монастырь. Оба храма находились в ужасном состоянии. Вновь работа по восстановлению зданий легла на плечи прихожан и сестер, которым первое время даже негде было жить.

    Для этих целей пришлось немного переделать Крестовоздвиженский собор, которому в 2013 году исполнилось 100 лет.

    Со временем восстановленный Скорбященский собор станет православной "жемчужиной" Нижнего Тагила.

Екатерина Евлашина.

    Фото Людмилы Ивановой

    Литература: Газета "Машиностроитель" от 08.11.2013, №43.

 

Первая игумения Скорбященского монастыря: тайна одной фотографии

    В 2014 году Скорбященский женский монастырь отметил 110-летие со дня его официального признания.

    Еще в 1883 году 14 подвижниц, большинство из которых были вдовами, собрались вокруг кладбищенской церкви в честь иконы Пресвятой Богородицы "Всех скорбящих Радость" на Малой Кушве, построенной на деньги купца Сергеева, чтобы посвятить свою жизнь служению Богу.

    Однако ждать учреждения монастыря пришлось около 20 лет. Указом Священного Синода от 31 марта (по старому стилю) 1902 года за № 1247 богадельня была переименована в Скорбященскую женскую общину. Молитвами нескольких десятков насельниц через два с небольшим года вышел новый Указ от 23 октября 1904 года, в котором сообщалось, что община переименована в Скорбященский женский общежительный монастырь.

    История монастыря – это не только история храмов, хозяйственной деятельности, но в первую очередь история подвижнической жизни и людских судеб.

    Прийти в монастырь без Божьего призвания невозможно. Однако нужно еще и человеческое произволение. Как принявшие монашеский постриг женщины решили оставить мирскую жизнь, начать служить Богу и спасать свою душу? В первую очередь интерес прикован к личности единственной до революции 1917 года настоятельницы, о которой мы знаем не так много. Известен год ее рождения (1857) и, к сожалению, не известны дата ее кончины (между февралем и началом сентября 1932 года) и место захоронения.

    Как же выглядела игумения Мария, которая руководила общиной, а потом монастырем около 18 лет? Сохранилась ли фотография матушки, ведь на рубеже XIX – ХХ веков в Нижнем Тагиле были фотосалоны В. Вишнякова, Е. А. Шестакова, дело которого продолжила его вдова А. А. Шестакова? Такая фотография из архива тагильского краеведа И.Т. Коверды попала в несколько уважаемых изданий, хотя найти данное фото в фондах Нижнетагильского музея-заповедника "Горнозаводской Урал" не удалось. И, казалось бы, до недавнего времени ее подлинность не вызывала сомнений.

    На этом фото изображена игумения (определить это можно по большому наперсному кресту) с одной из сестер монастыря.

    Известно, что настоятельница Скорбященской обители Мария (Крузе) была награждена золотым наперсным крестом 1 апреля 1913 года. То есть фотографическое изображение может быть датировано не ранее этого времени.

Открытка игумении Марии (Крузе)

Открытка игумении Марии (Крузе)

    Однако нет ли здесь ошибки, ведь на одной из страниц книги "Русские монастыри. Урал. Екатеринбургская и Верхотурская епархия" приводится не только этот портрет, но и фотография интерьера церкви Скорбященского монастыря, но на нем легко угадывается Свято-Троицкий храм. Если есть одна ошибка, может быть и вторая?

    Занимаясь изучением дореволюционной истории Нижнетагильской обители, вдруг совершенно неожиданно наталкиваемся на безымянную публикацию в №1 – 2 газеты "Верхотурская старина" за 2002 год. Авторов, пишущих для этого краеведческого издания, было несколько человек, и определить авторство не составило труда. Местные краеведы по стилю текста помогли определить, что заметка принадлежит Раисе Николаевне Огарковой, первому руководителю музея Верхотурского Свято-Николаевского мужского монастыря, ныне уже покойной.

На фото изображена игумения (определить это можно по большому наперсному кресту) с одной из сестер монастыря. Фото из архива И.Т. Коверды

На фото изображена игумения (определить это можно по большому наперсному кресту) с одной из сестер монастыря. Фото из архива И.Т. Коверды

    В публикации сообщалось, что в Перми живет потомок игумении Скорбященской обители Нижнего Тагила Марии (в миру Феозвы, что в переводе с греческого языка на русский обозначает "благочестивая") по линии старшей сестры Марии Константиновны Крузе (в замужестве Кожевниковой) – В.А. Баландин, коллега Раисы Николаевны по музейному цеху. Данные сведения оказались большой удачей и привели к совершенно неожиданному результату. Вадим Алексеевич, бывший старший научный сотрудник Пермского областного краеведческого музея, заслуженный работник культуры РФ, откликнулся и прислал две хранящиеся у него в семейном архиве фотографии и открытку, тем более ценную для Скорбященского женского монастыря, что это единственный известный нам автограф первой игумении Марии (Крузе).

    На обороте открытки с изображением скита Октай поздравление дорогой сестрице с днем Ангела с припиской "Молимся…". Датирована открытка январем 1917 года, содержит почтовый штемпель с указанием Нижнетагильского завода. В Пермь открытка прибыла 26 января. Мы можем прочитать адрес "г. Пермь. Пермская улица дом №3 дом Костылева".

Фото игумении Марии из архива В.А. Баландина

Фото игумении Марии из архива В.А. Баландина

    Из биографии настоятельницы монастыря мы знаем, что она была уроженкой города Перми, где жила до 12 лет. В шесть лет была отдана в приют, так как ее отец, по национальности немец, был беден, а после его кончины старшая сестра пожалела Феозву и взяла ее к себе в Нижний Тагил, где она 16 сентября 1885 года (так указано в переписи 1913 года) в возрасте 27 – 28 лет поступила в богадельню при Нижнетагильской Скорбященской церкви. Подпись: "Настоятельница монастыря игумения Мария" – на присланной Вадимом Алексеевичем открытке не оставляла сомнений и в подлинности двух фотографий.

    Скорее всего, к 1917 году старшая сестра настоятельницы с семейством вернулась в родной город.

    Но… на фото было совсем другое лицо! Предлагаем читателям сравнить два изображения. На фотографии, датированной 1909 годом, кабинет-портрет матушки. Традиционный формат такой фотографии 6,4 на 10,4 см. Она имеет дарственную надпись: "На молитвенную память дорогой сестрице Марии Константиновне монахиня Мария сентября 13 дня 1909 г." Штамп "Фотография А. А. Шестаковой Н.- Тагилъ" – еще одно доказательство подлинности нашей находки. Съемку вела первая в Нижнем Тагиле женщина-фотограф Анна Андреевна Шестакова.

    На второй – более ранней – фотографии, присланной В.А. Баландиным, начальница общины Феозва Крузе (тогда она еще не приняла монашеский постриг и не была возведена в сан игумении) с одной из сестер и двумя девочками на фоне монастырского леса. Как известно, почти с самого основания в богадельне, а потом в женской общине воспитывали детей-сирот и видели в этом свой христианский долг, для этого была построена каменная церковно-приходская школа.

Слева Феозва Крузе. Фото не позднее 1903 года

Слева Феозва Крузе. Фото не позднее 1903 года

Оборотная сторона открытки. Фотомастерская Е.А. Шестакова.

    Фотография не была датирована, однако на ее обороте факсимиле "Фотография Е. А. Шестакова Н. Тагилъ". Евгений Андреевич Шестаков, знаменитейший в Нижнем Тагиле фотограф, салон которого располагался на улице Шамина (ныне Карла Маркса), умер в 1905 году, а поскольку постриг первая тагильская монахиня приняла 2 мая 1903 года, то определить время создания фотографии можно не позднее этого дня.

    Кто же изображен на фотографии из архива И. Т. Коверды, если это не игумения Скорбященской обители Мария? Возможно, что это была гостья нижнетагильского монастыря, ведь в Екатеринбургской епархии было несколько женских обителей: Покровская Верхотурская, Красносельская Введенская, Каслинская Казанско-Богородицкая, Каменская Преображенская, Колчеданская Покровская, Верхтеченская Свято-Троицкая. Для определения лиц, представленных на этой фотографии, необходимо дальнейшее исследование.

    Сегодня наступило время, когда из небытия к бытию должны вернуться насельницы дореволюционного Скорбященского женского монастыря. Современной истории обители в Нижнем Тагиле чуть более 15 лет. Другие фото, другие лица…

В. Чемезова, зав. архивным отделом монастыря

    Литература: Газета "Тагильский рабочий" от 30.10.2014.

 

 

Главная страница